Accessibility links

Легальное беззаконие


Если им понадобится поменять какой-нибудь закон, это вовсе не проблема

Если им понадобится поменять какой-нибудь закон, это вовсе не проблема

ПРАГА---Мы продолжаем тему и приглашаем для ее обсуждения в прямой эфир нашего гостя – адвоката Гелу Николаишвили, который с нами на связи по телефону из Тбилиси.

Олег Кусов:
Вы прослушали сюжет нашего корреспондента и прекрасно знаете всю эту историю. Меня вот какой аспект в ней интересует: Кахи Каладзе взял деньги со своего личного счета, а деньги – это ведь частная собственность, как я понимаю, согласно законам либеральной экономики. Если он их не может потратить свободно, не отчитываясь перед государством, то ведь это означает, что он не имеет полного права на свою частную собственность. А в чем тогда заключается либерализм грузинского государства?



Гела Николаишвили: Вы сейчас рассуждаете правовыми мерками, но надо вспомнить, что в Грузии правовые методы, те подходы, которые вы сейчас упомянули, уже не действуют. Главное то, что в Грузии в настоящее время всем правит режим. Вся государственная машина действует не согласно правовым нормам, а исходя из политических интересов. Политический интерес грузинских властей в настоящее время заключается в том, чтобы лишить оппозиционные партии финансовых ресурсов, но главное - оппозиционную партию «Грузинская мечта». А как это осуществить – это уже головоломка для конкретных чиновников, как они это решат, не интересует никого: ни президента, ни парламент. Если им понадобится поменять какой-нибудь закон, это вовсе не проблема: завтра могут принять закон, который предусматривал бы за мельчайшее нарушение или за спровоцированное нарушение наложить штраф, наложить арест на все имущество, допустим, Бидзины Иванишвили. Так что любой закон, закон любого характера они могут принять. А в тех случаях, когда даже их закон не говорит о том, что они могут оправдать эти действия, как это было в случае с Каладзе или в случае в Гела Николаишвили

Гела Николаишвили

Нодаром Джавахишвили (это было в вашем сюжете): человек получил двадцать тысяч, перечислил семнадцать тысяч, тогда как закон предусматривает, что физическое лицо имеет право перечислить до 60 тысяч лари. Власти говорят, что он не смог подтвердить легальность этих своих доходов. Вот такая ситуация реальная.

Олег Кусов: Гела, вы говорите о правовых мерках грузинского государства. Но не опасается ли это государство, что эти дела доберутся до Страсбурга когда-либо, и тогда посыпятся большие иски на это государство?

Гела Николаишвили: Нет, не боятся, потому что первостепенная задача для них – сохранить свою власть, этим спасти свою шкуру, этим спасти свою жизнь, свою свободу, потому что они совершили так много преступлений, что если они потеряют власть, то потеряют, как минимум, и свободу. Поэтому до Страсбурга далеко в прямом и переносном смысле. Страсбург может вынести свое решение через три-четыре года, через пять лет, или даже через три-четыре месяца (если бы так было), для них это тоже не являлось бы проблемой. Они заплатили бы штраф какой-нибудь, который наложил бы Страсбургский суд, вернули бы эти деньги, но зато сохранили власть, которая дает им возможность принимать любые законы, любые несправедливые законы, и этим продолжать и свою жизнь, и властвовать в Грузии и, так сказать, строить фасадную демократию, в которую, к сожалению, на Западе пока еще верят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG