Accessibility links

В подполье - из благополучных особняков


Время, когда лес был прибежищем обиженных властью людей, закончилось

Время, когда лес был прибежищем обиженных властью людей, закончилось

ЧЕРКЕССК---Сегодня глава Дагестана Магомедсалам Магомедов выступил с заявлением о том, что государственные служащие, имеющие хотя бы косвенную связь с исламистским подпольем, будут уволены с работы. В Дагестане это заявление восприняли как введение практики коллективной ответственности родственников боевиков, цель которой сократить приток молодых людей в ряды радикалов.

В ночь на среду в Хасавюрте была проведена спецоперация по обезвреживанию боевиков, причастных, как предполагается, к убийствам сотрудников спецслужб. Среди задержанных боевиков оказался сын вице-мэра Хасавюрта Салимхана Джамалдинова. После спецоперации папу уволили с занимаемой должности.

Глава Дагестана Магомедсалам Магомедов прокомментировал это увольнение:

"В условиях, когда дагестанское общество ведет непримиримую борьбу с экстремизмом, совершенно недопустима даже косвенная причастность госслужащих к преступным элементам".

Магомедов отметил, что лица, не принявшие своевременных мер к недопущению связей своих близких с террористами, должны немедленно освободить свои посты в органах власти.

Дагестанский правозащитник Ислам-Магомед Набиев так прокомментировал увольнение хасавюртовского чиновника:

"Сын - взрослый человек, занимается такими вещами, живет у него дома… Все-таки в дагестанских семьях не могут не знать, кто чем дышит. Он должен был сам подать в отставку после этого, должен был сказать: "я не имею права занимать государственную должность, при таких обстоятельствах лучше я уйду". Что касается увольнения, в правовом отношении это, конечно же, незаконно – власть не имеет права увольнять людей по таким причинам".



Итак, глава Дагестана ввел коллективную ответственность родственников за действия боевиков - это своеобразное возвращение к горским адатам, правда, в очень мягкой, по сравнению с некоторыми кавказскими республиками, форме.

Например, в Кабардино-Балкарии законодательное собрание пыталось ввести уголовную ответственность за недонесение родителей на своих детей – до 5 лет лишения свободы, но этот законопроект отменили из-за несоответствия российскому законодательству.

В Чечне эта традиция жестче – здесь у родителей сжигают дома, увольняют их с работы, лишают пенсии, т.е. оставляют бомжами на старости лет. В отличие от Дагестана, в Чечне перед выбором ставят не родителей, а детей. Наверное, многие отказались уйти в лес при мысли, что могут сотворить с их семьей.

В Дагестане практику коллективной ответственности еще в 2008 году пытался ввести ныне покойный министр внутренних дел Магомедтагиров, но не смог – слишком много влиятельных людей восстало против этой инициативы.

Теперь, когда эту ответственность ввел Магомедов, по мнению журналиста Орхана Джемаля, главе Дагестана предстоит много работы:

"Отпрыски хасавюртовской элиты связаны с подпольем, и это далеко не единичные случаи. С подпольем связаны многие дагестанские чиновники, причем, топового уровня".

Для чиновников, которые живут тем, что отнимут или украдут, лес – крыша.
Они платят – их защищают, не заплатят – убьют.

Но почему в лес уходят их дети? Казалось бы, из благополучных, обсеченных семей? Все это как-то не вяжется с образом недалекого и затравленного нуждой бедолаги, которого обиды загнали в лес. Орхан Джемаль перечисляет имена людей, которые ушли в лес с недописанными докторскими диссертациями, получивших элитное образование за границей, известных спортсменов. Время, когда лес был прибежищем обиженных властью людей, уже закончилось, говорит Орхан Джемаль.

"Та грань, когда в лес уходили по причине безработицы, коррупции или полицейского произвола, уже пройдена несколько лет назад – в 2005-2006 годах. Сейчас главная мотивация ухода – идеологическая, и в принципе решить этот вопрос через "социалку", через хлопонинский туристический кластер уже невозможно – время упущено".
XS
SM
MD
LG