Accessibility links

20 лет назад: брошенный на Ингуре жребий


Грузинские войска перешли Ингури по официальной версии для охраны железной дороги

Грузинские войска перешли Ингури по официальной версии для охраны железной дороги

СУХУМИ---Не знаю, восклицал ли кто-либо, хотя бы мысленно, "Жребий брошен!" – из тех, кто в группировке войск Госсовета Грузии под командованием Китовани переходил рано утром 14 августа 1992 года по Ингурскому автомобильному мосту в Абхазию.

Ингур, конечно, пошире речушки Рубикон будет, не говоря уже о том, что и Тенгизу Китовани, и Эдуарду Шеварднадзе слишком далеко до Юлия Цезаря. Так или иначе, но последующие тринадцать с половиной месяцев войны свели на "нет" усилия нескольких поколений грузин, которые в течение предыдущего века с лишним смогли превратить грузинскую общину в самую многочисленную в Абхазии, превышающую число абхазов в ней в 2,5 раза, и навсегда, казалось, привязав Абхазию к Грузии…

После окончания войны не было ни одного года, когда СМИ Абхазии не откликались бы на две даты – 14 августа (этот день отмечается у нас как День памяти защитников Отечества) и 30 сентября (День независимости, который в народе упорно предпочитают называть Днем Победы). Если проанализировать газетные публикации всех этих лет, то нетрудно заметить, как в них находил отражение тот или иной момент истории становления республики Абхазия. Так, в период обострения внутриполитического противостояния начала нулевых годов авторы некоторых статей, посвященных скорбной дате 14.08.1992, прямо упрекали абхазское руководство в том, что оно допустило вторжение войск Госсовета Грузии и отступление абхазского ополчения из столицы за Гумисту, то есть возлагали на него ответственность за все неудачи начального периода войны.



А еще мне запомнился скандал, который разразился после одной из передач Абхазского телевидения примерно того же времени, когда респондентам было предложено ответить на вопрос: была ли грузино-абхазская война неизбежной или ее можно было предотвратить? Не помню точной формулировки вопроса, но фактом является то, что он был составлен столь неудачно, что многие, прежде всего среди ветеранов войны, возмутились. Им увиделась здесь схожесть с грузинской точкой зрения на войну, согласно которой приоритет перед объективными факторами ее начала отдавался и отдается субъективным и едва ли не все сводится к расхожему: "во всем виноваты политики". На взгляд некоторых наших сограждан, вообще задавать тот вопрос было кощунственно.

В отличие от них, я считаю, что постановка ни одного вопроса в обществе не должна быть табуирована. Но одновременно согласен с теми, кто полагает, что по большому счету война в Абхазии в 92-м была уже предрешена. Избежать ее после окончательного распада СССР в декабре 91-го, или даже после предопределившего этот распад путча августа 91-го, было уже практически невозможно. Ведь, по сути, война в Абхазии уже вспыхнула в июле 1989-го, но Советский Союз тогда был еще достаточно дееспособен, чтобы десантом внутренних войск погасить вспыхнувшее пламя. Через три года вставать между сторонами конфликта было уже некому. Упали проржавевшие силовые "обручи", которые крепили "бочку", и она распалась, как распадались до нее рано или поздно империи…

Чисто теоретически можно, конечно, представить себе, что все лидеры обеих сторон в нашем этноконфликте каким-то чудодейственным образом оказались бы сплошь "голубями" (хотя при эскалации напряженности все обычно бывает наоборот), такими, например, как депутат ВС Абхазии Наполеон Месхия, который интуитивно чувствовал, что военная конфронтация для грузинской общины Абхазии смерти подобна. Представить, что Грузию возглавлял бы сверхавторитетный для своего этноса и сверхпроницательный политик, который сделал бы все, чтоб прежде всего сохранить сложившийся к началу 90-х этнодемографический баланс в Абхазии… Но откуда такого в тогдашней Грузии можно было взять?

История складывается из сочетания множества объективных и субъективных предпосылок, и далеко не всегда ее ход предсказуем. Ведь ошибся же великий Солженицын, когда в своей нашумевшей статье времен поздней перестройки "Как нам обустроить Россию" предполагал при распаде СССР отделение от Казахстана областей с преобладанием русского населения. А, с другой стороны, кто тогда из непосвященных глубоко в историю Молдавской ССР мог предположить грядущее отделение от нее Приднестровья? Но опять же упрощением, думаю, было бы сводить тут все лишь к роли в истории отдельных личностей, таких, как Нурсултан Назарбаев или Игорь Смирнов…

Что касается войны в Абхазии, которая началась два десятилетия назад, то сейчас за Ингуром нередко можно услышать проклятия в адрес Шеварднадзе, не говоря уже о Китовани, благодаря которым, по мнению плакальщиков по "территориальной целостности", и была потеряна (временно, надеются они) Абхазия. Не снимая ответственности за развязывание войны с названных лиц, я в то же время уверен, что бессмысленно пытаться назначить тут конкретных виновных. (Тем более абсурдно обвинять в этом абхазов, которые прекрасно помнили о происходившем в Абхазии в 1937-1953 годах и оказали вооруженное сопротивление тем, кто пришел поставить их на колени). Все мы, живущие сегодня, независимо от того, на какой из сторон конфликта находимся, – заложники того, что было до нас. Катастрофа махаджирства XIX века, "натиск на запад" грузинских переселенцев, взлет политических карьер Сталина и Берия – эти и другие факторы еще задолго до нашего рождения подводили нас к тому, что произошло 14 августа 92-го.

Ну а личности… Что ж, и они имеют значение. На днях прочел очередное посвященное дате 14.08.1992 интервью одному из грузинских изданий Эдуарда Шеварднадзе – ну как же тут без него? Совершенно ничего нового. Все тот же лепет про охрану танками железной дороги… Интересно, а чем могло помочь сохранности следующих по ней грузов то, что уже утром 14 августа в Очамчыре воины Госсовета сорвали со здания районной администрации государственный флаг Абхазии?.. Меня еще умилила следующая фраза из интервью тбилисского пенсионера: "Если бы не предательство, мы бы эту войну не проиграли, поскольку с первого дня ее начала и до конца мы были правы". Вообще-то все на свете проигравшие, заметил кто-то в интернет-комментариях к интервью в ИноСМИ, рассуждают обычно о некоем предательстве. А я подумал о "правоте": ну, а кто из начинавших, да и, вообще, ведших войну считал себя неправым?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG