Accessibility links

Монополия на "заграницу"


Последствия "зачистки" - весьма низкий уровень правовой культуры

Последствия "зачистки" - весьма низкий уровень правовой культуры

ЧЕРКЕССК---Республика Южная Осетия проводит культурные и спортивные мероприятия в странах Европы, очевидная цель которых формирование благоприятного имиджа республики, налаживание контактов с другими странами на неправительственном уровне.

Футбольный матч с косовскими сербами, фотовыставка в Словакии, делегация по культурному обмену в Венгрию. Стремление югоосетинского руководства
открыться миру, познакомить его со своей культурой, завязать дружеские отношения нельзя не приветствовать. Жаль только, что все это организовывается властью. В Южной Осетии, несмотря на смену политического режима, до сих пор существует некоторое подобие государственной монополии на контакты с окружающим миром от имени республики.

Югоосетинский политолог Дина Алборова говорит, что так было не всегда. До начала века в республике шел активный процесс формирования гражданского общества, которое стремилось к общению с окружающим миром, но впоследствии это развитие было приостановлено:

"Именно в неправительственном секторе начала формироваться среда, которая в правовом отношении была более образована. Это были люди, которые выезжали за пределы республики на конференции, семинары, у них уже был другой опыт, другой, более широкий взгляд на ситуацию: они больше знали, получали больше информации, у них было больше общения. Видя это, власти, видимо, призадумались, и начался более жесткий контроль над неправительственным сектором".



Т.е. авторитарному режиму ни к чему люди, постоянно вертящие головой по сторонам и сравнивающие свою действительность с другими.

Так в Южной Осетии появились "шпионы всех западных разведок" – подозрительные личности, говорящие о ценностях гражданского общества, смеющие представлять неправительственный сектор без санкции государства, да еще и постоянно пикирующиеся с властью. Их иногда били, иногда пугали, кто-то уехал из республики или замолчал, а тех, кто не замолчал, объявили местными блаженными или в лучшем случае авантюристами. Последствия этой "зачистки", по мнению местных экспертов, - весьма низкий в республике уровень правовой культуры, который, впрочем, в Южной Осетии предпочитают объяснять исключительно войнами и изоляцией.

А в Абхазии, которую часто сравнивают с Южной Осетией (видимо, из-за того, что они выпали из одного государства), сложилось по-другому. Там гражданское общество стало неформальным МИДом: туда, где на порог не пустят чиновника непризнанного государства, шли гражданские активисты, говорит югоосетинский общественник Алан Парастаев:

"Это огромный ресурс, который нам предоставляет в том числе международное сообщество, - работать над своим имиджем в мире. Эту возможность прекрасно использует гражданское общество Абхазии. Не по принуждению, но, тем не менее, связи официальных структур МИДа и народной дипломатии там налицо, и они выходят на недосягаемый для нас уровень. Например, поездка гражданских активистов в ООН, выступления на различных, пусть не слишком официальных, но все же ооновских мероприятиях, или тех, что проводит Евросоюз, для них - обычное дело. Южных осетин, к сожалению, туда не очень приглашают".

Пусть международное сообщество не признает государственности абхазов и южных осетин, но оно не может игнорировать того обстоятельства, что там живут люди, у которых есть свои права. Эта ниша, через которую гражданское общество непризнанных территорий защищает свое право на существование. Это движение невозможно сфальсифицировать, как невозможно подделать свободу, и невозможно компенсировать его футбольными матчами. Нужно просто дать возможность появиться гражданскому обществу.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG