Accessibility links

Магда Каландадзе: В Грузии Pussy Riot не задержали бы


Участники тбилисской акции в поддержку Pussy Riot

Участники тбилисской акции в поддержку Pussy Riot

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждать дело Pussy Riot, и сейчас у нас на линии прямого эфира из Тбилиси глава службы по связям с общественностью организации «Идентоба» («Идентичность») Магда Каландадзе.

Дэмис Поландов:
Магда, дело Pussy Riot - это, наверное, одна из самых главных тем в мировых СМИ, не только в российских. Давайте сначала определите свою позицию в отношении самой акции этой панк-группы в храме Христа Спасителя в Москве, а потом - к приговору суда.

Магда Каландадзе: Вчера вечером перед бывшим зданием посольства России в Грузии прошла акция. Мы тоже принимали участие, я и наша организация, и, конечно, мы опротестовали все, что сейчас происходит, вернее, вчера происходило, а сегодня уже огласили приговор. Позиция моя в отношении акции, которую провели сами девушки, не могу сказать, положительная или отрицательная, просто я за свободу выражения, право говорить или выражать то, что человек думает. Так что я, например, считаю девушек узниками совести.

Дэмис Поландов: Магда, давайте сначала все-таки определимся именно с акцией. Акция была не на улице, она была в храме. Вы считаете, что именно в храме, где находятся люди, которые молятся, подобная акция уместна, и это действительно реализация свободы самовыражения?



Магда Каландадзе: Это зависит от того, кто как думает. Я, например, думаю, что нет проблемы для выбора места проведения акции. Но сами девушки говорили, что эта акция не была проведена против верующих, она была проведена против власти. И я так считаю, я поддерживаю их. Я не могу сказать, было это правильно или неправильно, я знаю одно: каждый человек имеет право на свободу убеждений, на свободу выражения, для меня это самое главное.

Дэмис Поландов: Магда, ну, давайте тогда смоделируем ситуацию уже в Грузии. Что было бы, если бы грузинские феминистки или панки провели аналогичную акцию, допустим, в храме Святой Троицы в Тбилиси, крича: «Богородица, Саакашвили прогони»? Что произошло бы после этого, как вы считаете?

Магда Каландадзе: Я считаю, что, во-первых, они не смогли бы провести акцию, потому что в церкви всегда находятся православные верующие, которые не дали бы возможность провести такую акцию, потому что у нас немного другая ситуация. А что касается того, задержали бы их или нет, я могу сказать, что нет, никто никого не задержал бы за то, что кто-то нарушает административное правило. Я так думаю.

Дэмис Поландов: То есть вы думаете, что власти, органы никаким образом...

Магда Каландадзе: Нет, не было похожего случая.

Дэмис Поландов: Хорошо, Магда. Вот девушки из Pussy Riot поднимают очень острые социальные темы, в частности, они – представители феминистского движения. Вы могли бы сказать несколько слов о феминистском движении в Грузии? Есть, вообще, в Грузии феминистки, которые отстаивают свои взгляды?

Магда Каландадзе: Да, конечно, есть. Даже в этом году у нас было несколько акций. Например, 27 марта, я не помню точно, феминистки собрались перед телевидением и протестовали, требовали снять с эфира программу «Женская логика». По словам участников акции, в передаче пропагандируются стереотипы, например, что красивые женщины обязательно глупы. Потом, не помню точно, была страховая компания, которая запустила рекламу. Там была какая-то фраза о внимании женщин за рулем. И была очень большая кампания, петиции собирали, чтобы убрать рекламный щит, на котором изображено, как женщина за рулем использует зеркало в автомобиле для нанесения макияжа. Так что я могу сказать, что акции феминистского движения против этих стереотипов часто проводятся.

Дэмис Поландов: Магда, ну, акции проходят, а в целом, как они влияют на общество? Как вы оцениваете влияние таких акций? По поводу, допустим, борьбы с гомофобией, или вот вы описывали феминистские акции. Меняется грузинское общество?

Магда Каландадзе: Я не могу сказать, меняется или не меняется, но главное, что теперь можно выражать свое мнение. А влияют ли акции на общество, покажет время, наверное. Наверное, люди, которые наблюдают за этими акциями, что-то все-таки запоминают. Я считаю, что всегда нужно выражать свое мнение.

Дэмис Поландов: Магда, есть еще оборотная медаль. Я все-таки не могу понять из вашей речи, что же все-таки недопустимо говорить. Ведь есть проблема в грузинском обществе – язык вражды, язык ненависти, и это ведь тоже свобода самовыражения.

Магда Каландадзе: Нет, я не могу так сказать, что язык ненависти – это свобода самовыражения. Потому что ненависть - это вообще-то несвобода, это плохо. А то, что кто-то против чего-то протестует или не согласен с чьей-то позицией, я думаю, это не проявление ненависти. Так что здесь разница очень большая.

Дэмис Поландов: Магда, ваша организация занимается защитой сексуальных меньшинств, насколько я понимаю.

Магда Каландадзе: Да.

Дэмис Поландов: Вот у вас была попытка провести не гей-парад, но акцию против гомофобии, и она закончилась столкновениями на улице в Тбилиси. Вы собираетесь проводить, может быть, гей-парад или какую-то аналогичную акцию? Как вы считаете, как она пройдет в будущем?

Магда Каландадзе: Собираемся, конечно. 17 мая, в Международный день против гомофобии мы планируем провести акцию. Постараемся, чтобы акция была более организованной, мы учтем многие вещи, которые, может быть, не предусмотрели на прошлой акции. И мы постараемся, чтобы акция прошла, и нас не задержали.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG