Accessibility links

Это немного странно, когда при неоскудевающих потоках российской финансовой помощи банковский сектор Абхазии прочно лежит на боку. Деньги есть и в большом количестве. С управлением тоже все в порядке. Руководитель Национального банка Илларион Аргун, по мнению президента, - профессионал, равного которому в стране не найти. К тому же умеет говорить «нет». В свою очередь парламент и правительство, ценя профессиональное мнение главного банкира страны, обустроили всю законодательную базу и нормативные акты, регулирующие банковскую сферу, так, чтобы он чувствовал себя максимально комфортно. Самому Нацбанку предоставили режим наибольшего благоприятствования. Он освобожден от всех видов налогов, словно речь идет о благотворительной организации, а не о «складе» с деньгами.

И, тем не менее, в банковской сфере дело швах. Ее регулярно лихорадит, как кишащий вирусами компьютер. Даже президент Александр Анкваб - главный защитник главного банкира страны - в конце концов, капитулировал, осчастливив соотечественников глубокомысленным выводом: «наблюдается системный сбой». Более миллиарда рублей (это треть самостоятельно зарабатываемых абхазским бюджетом денег), розданных в виде кредитов, можно считать потерянными. Они ушли в никуда. Их без всякого зазрения совести либо «распилили» либо вложили в то, что изначально не могло принести никакой прибыли. В итоге, кредитование как один из основных рычагов стимулирования экономики приказал долго жить. Малый и средний бизнес могут по этому поводу вообще больше не беспокоиться. Им уже об этом объявили.

Сейчас, после «консилиума» власти пришли к выводу, что виной всему низкая ликвидность залогов, фигурирующих в кредитных договорах. Как правило, это недвижимость, которую трудно отобрать за долги, но даже если отобрать, возникают проблемы с продажей. Про другие официальные причины ничего не известно.

Между тем, после перерыва длиною в год (а это должно происходить ежеквартально) Нацбанк опубликовал на своем сайте отчеты коммерческих банков на первое апреля этого года. Отчеты, как следует из вышеизложенного, неутешительные. Из девяти с грехом пополам функционирующих коммерческих банков больше половины - убыточны. Общая сумма убытков составляет более 60 миллионов рублей. Оставшиеся в плюсе заработали всего 7,8 миллионов рублей. Впрочем, не это главное. Самые интересные факты всплывают, когда пытаешься разобраться, по каким основаниям, в каком размере и каким коммерческим банкам Нацбанк выделял кредиты. После государственного «Сбербанка», которому просто по умолчанию (40% всех банковских операций в стране производится через него) положено быть главным кредитополучателем, вторым в очереди по странному стечению обстоятельств оказался КБ «Гагра». Ему перепало 300 миллионов рублей, т.е. примерно столько же, сколько было выдано всем остальным банкам вместе взятым. Так вот, согласно отчету, этот любимец Нацбанка успешно ушел в убыток.

Дальше еще хлеще – банк с отрицательным балансом умудрился нарушить все требования закона, не создав никаких резервных фондов по ссудам. По нормативам Нацбанка, коммерческие банки обязаны формировать специальный фонд, из которого впоследствии можно компенсировать потери по невозвратным кредитам. Понятно, что абхазские банки любят идти ва-банк, и иногда в погоне за максимальной прибылью игнорируют это важное предписание, за соблюдением которого обязан следить Нацбанк. Тот обычно следит, и иной раз так свирепо, что банку-нарушителю в панике приходится искать «пятый угол». Однако «Гагра-банк» любезно избавили от всякого надзора, и я даже знаю, почему.

Потому, что в реальности, перефразируя Владимира Владимировича Маяковского, «говорим Нацбанк, подразумеваем «Гагра-банк», говорим «Гагра-банк», подразумеваем Нацбанк», то есть, одно и то же лицо фактически формирует политику обеих контор – государственной и частной. Это - Илларион Аргун. Да простит меня бывший судья Сухумского городского суда, а ныне министр юстиции Екатерина Онищенко, которая пять лет назад именем Республики Абхазия принудила меня выступить с опровержением и заявить, что Илларион Аргун не имел и не имеет никакой связи с «Гагра-банком». В той ситуации усилия, направленные заинтересованными лицами на то, чтобы скрыть истину, заодно похоронили и саму судебную систему. По крайней мере, в моих глазах. Сейчас фигура умолчания вокруг очевидного факта угрожает перевести затянувшуюся депрессию банковского сектора страны в стадию хронического заболевания.

Уж не знаю, какие будут сделаны оргвыводы и будут ли они сделаны вообще, но не может быть ни малейших сомнений в одном: ничто не поможет больному выздороветь до тех пор, пока в банковской сфере власть и бизнес находятся в кровосмесительной связи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG