Accessibility links

ВАШИНГТОН---24 августа состоялось первое заседание Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, на котором выступил Владимир Путин. Этот факт красноречиво свидетельствует: Кремль признает наличие серьезных проблем в данной области. Но насколько адекватным является видение руководства России? И поможет ли оно в решении проблем Северного Кавказа?

Межэтнические отношения в России - проблема не просто назревшая. Она уже перезрела. Каждый новый теракт или массовая драка на «национальной почве» (наподобие тех, что были в Кондопоге или на Манежной площади Москвы) актуализируют дискуссию о перспективах преодоления ксенофобии и этнической нетерпимости. Между тем националистические эксцессы не являются уделом одних лишь экстремистов или маргиналов. Чего стоит одна только инициатива кубанского губернатора Ткачева (главы региона с третьим по численности населением в России) о превращении Краснодарского края в «миграционный фильтр» для жителей северокавказских республик, таких же граждан РФ! Раз за разом эксперты приходят к выводу о том, что в Российском государстве сегодня нет адекватной национальной политики. Точнее, вместо стратегии реализации такой политики мы имеем дело с ее «фольклорно-этнографической» имитацией, при которой все сводится к проведению праздников, «дней культуры» и костюмированных фестивалей.

В данном контексте стремление руководителя страны разобраться в проблеме, опереться на общественное и экспертное мнение можно было бы только приветствовать. Использование условного наклонения при описании устремлений президента РФ кажется нам оправданным потому, что в ходе заседания Совета по межнациональным отношениям содержательной оценки нынешнему состоянию дел в этой деликатной сфере не прозвучало.



Путин был прав, когда сказал, что заседание президентского совета - это не митинг, а «приземленное мероприятие». Но сам же своей установке президент России и не последовал. Вместо четкой диагностики и жесткой публичной оценки провокационных заявлений высокопоставленных должностных лиц, аналогичных тому, что было сделано Ткачевым, прозвучали общие митинговые слова и заклинания, малополезные и для разрешения северокавказских проблем, и проблем России в целом. Ибо одно от другого неотделимо.

Снова президент рассказал про «гармонизацию» и «интеграцию», про перечень «ста книг», полезных для детей и юношества (как будто бы этот вопрос не может в рабочем порядке решить Министерство образования), про новые праздники и фестивали. Мало разве денег уже «освоено» для разных дней республик, краев и областей? Президент обрушил свой гнев на головы бездеятельных чиновников и правоохранителей, виновных в конфликтах в Кондопоге, Сагре и на Манежной площади. Но при этом ни одна персона не была названа, как и не определены те уроки, которые власть выучила. Получилось, как в известной советской песне: «Если кто-то кое-где у нас порой…» И это притом, что по другим поводам и случаям российская власть не проявляет такой стеснительности и политической корректности. В ход идут «бандерлоги» и более крутые словечки. Но нерадивые представители власти почему-то сохраняют инкогнито. Хотя для разрушения единства страны инициативы Ткачева или управленческие практики путинского любимца Кадырова делают больше, чем акции неорганизованной, разрозненной и лишенной широкой массовой поддержки оппозиции. Коррупция и неорганизованность мешают, говорит президент. Оценка, которую мог бы дать эксперт. Но от главы государства требуются не экспертные констатации, а практические действия. Или хотя бы объяснения, почему принятые меры недостаточно эффективны. Непонятно также, почему вопросы межэтнического согласия и профилактики конфликтов, по мнению Путина, должны стать приоритетом, в первую очередь муниципального уровня? Что у городского и сельского самоуправления есть мощные финансовые ресурсы, воля и административная автономия для этого? Может ли мэр Краснодара или Новороссийска действовать в обход губернатора Кубани, а мэр Грозного не согласовывать свои позиции с руководителем Чечни? Риторические вопросы. Тем паче, что сегодня отнюдь не кажется, что федеральная власть со своей долей ответственности уже справилась.

Таким образом, важное мероприятие, от которого можно было бы ожидать постановки масштабных целей и задач, превратилось в повторение дежурных фраз, которые не несут в себе конкретного смысла. Это хорошо, что власть хочет получить стратегию национальной политики не в административной пробирке, а в ходе общественной дискуссии. Но для начала хотелось бы понимать приоритеты самой власти и ее более четкое отношение к разным, мягко говоря, экстравагантным инициативам ее представителей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG