Accessibility links

"Грузинскому народу пора проснуться и начать что-то делать"


Многие беженцы из Абхазии мечтают вернуться домой

Многие беженцы из Абхазии мечтают вернуться домой

ТБИЛИСИ---26 августа четыре года назад Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Что поменялось за это время, как видится ситуация из Тбилиси?

Тамара, 60 лет: Ну, вот зачем надо было это делать?! Наши люди здесь остались, не могут на свою родину поехать. Я не знаю, те, кто живут сейчас в Сухуми, в Абхазии, довольны тем, что получили?

"Эхо Кавказа": Как вам кажется, к чему в будущем приведет то, что Абхазию и Южную Осетию признали независимыми государствами?

Тамара, 60 лет: Каждый народ сам волен выбирать. Если они хотят жить так, то будет так.

"Эхо Кавказа": А вот вы лично согласны, что они могут быть независимыми...

Тамара, 60 лет: Я – нет. Всю жизнь были вместе, было так. А сейчас вот такое положение. Сколько людей оттуда выгнали, сколькие здесь все еще живут в подвалах, до сих пор они беженцы! Вы думаете, хорошо им? Хочется домой…

"Эхо Кавказа": Грузия не признает независимость...

Мужчина, 50 лет: Нет, никогда не признает. Потому что это наша земля.



"Эхо Кавказа": Как вам кажется, есть еще шанс вернуть Абхазию и Южную Осетию?

Мужчина, 50 лет: Если Россия их оставит, то вернем, это только от них зависит.

Мариам, 16 лет: Они вернутся к нам, но на это нужно время. Этого не случится по воле российского президента и российского правительства. Я, вообще, думаю, что грузинскому народу пора проснуться и начать что-то делать. Но войны не должно быть ни в коем случае. Мирно надо вести переговоры, которые, в конце концов, решат судьбу всего грузинского народа.

Георгий, 18 лет: Для меня ничего не поменялось, так как я живу в Москве, а сюда приезжаю отдыхать.

"Эхо Кавказа": Когда ты приезжаешь сюда из Москвы и слышишь, что здесь говорят о войне и о признании, какие чувства ты испытываешь?

Георгий, 18 лет: Я больше поддерживаю здешнюю позицию, нежели московскую.

"Эхо Кавказа": Как ты думаешь, как можно было бы вернуть Абхазию и Южную Осетию после того, как Москва признала их независимость?

Георгий, 18 лет: Надо, чтобы и там что-то изменилось, и здесь. Но, скорее, это зависит от России, чем от Грузии.

Юноша: Я сам из Сухуми. Все, что мне нужно, – это чтобы я мог свободно туда поехать. Остальное я пока не понимаю. Мне хочется навестить мой дом, ездить туда, отдыхать и жить там.

Нато, 52 года: Наверное, здесь должен подняться уровень экономики, страна должна стать привлекательной для Абхазии и Осетии. И, наверное, потом договоримся с ними, что-то вроде федерации будет.

"Эхо Кавказа": У Абхазии и Южной Осетии сегодня есть шанс стать государствами?

Нато, 52 года: Шанса нет. Они исчезнут не только как государства, но и как нация. В мире были такие страны, которые канули в Лету, а нации растворились. Но без Абхазии с Южной Осетией и Грузии не будет, без целостности перспективы у нас тоже нет.

Люба, 71 год: Я считаю, что Россия не должна была вмешиваться и отнимать этот кусочек земли. Потому что у России ее так много, а здесь так мало – последнее отняли. Я считаю, что эти регионы принадлежат все-таки Грузии.

"Эхо Кавказа": А как вам кажется, за эти четыре года Абхазия с Южной Осетией стали похожи на государства?

Люба, 71 год: Если сравнивать с нашим государством, то я этого не вижу. Это все просто на бумаге, у меня такое впечатление.

"Эхо Кавказа": Тбилиси лишился возможности вернуть эти территории?

Люба, 71 год: Молю Бога, чтобы не было войны. Но нельзя резать по живому, разделять то, что испокон веков было единым. У меня подруга жила в Тамарашени. У нее мама – грузинка, папа – осетин. Сама она замужем за грузином. Вы себе представляете, что с ней случилось?! Мне плакать хочется, когда я думаю о ее положении. Но я думаю, что со временем все восстановится, вернется все на круги своя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG