Accessibility links

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире. Со мной в студии главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Дэмис Поландов:
Андрей, давайте начнем с сегодняшнего заявления руководства вилайета Дагестан, в котором подтверждалось, что бои в Грузии велись с «муджахидами вооруженных сил Имарата Кавказ». Я просто зачитаю отрывки из этого сообщения, чтобы и наши слушатели знали, о чем идет речь. Итак, цитирую...

Андрей Бабицкий: Дэмис, подтверждалось и подтверждается. Дело в том, что сегодня на некоторое время это заявление исчезло с сайта, но вот совсем недавно вновь появилось.

Дэмис Поландов: Ну, сайт исчезал в том числе. Итак, я процитирую: «По нашей информации, наши братья муджахиды не собирались проводить никаких операций на территории Грузии, так как этого не было в их планах, а если бы и захотели, то, инша Аллах, с легкостью провели бы их. Так же муджахиды не брали заложников, и это клевета и ложь грузинской стороны. Что касается грузинской стороны, то она предательски подставила муджахидов и убила 11 храбрых сынов Кавказа. И это далеко не первый случай, когда они совершают такой лицемерный поступок, желая угодить и ублажать путинский режим русни. Мы призываем грузинское правительство немедленно прекратить военные действия против муджахидов. Подобными действиями вы приобретете себе лишь еще одного врага, который будет мстить жестокой местью».
Итак, Андрей, давайте для начала разберемся, какую силу вообще представляет собой вилайет Дагестан в сегодняшней структуре Имарата Кавказ? И, вообще, каково сегодняшнее положение самого Имарата Кавказ в целом?



Андрей Бабицкий: Я должен сказать, что дагестанское подполье на сегодняшний день является самым эффективным, оно проводит наибольшее количество боевых операций, и, можно сказать, что в составе Имарата Кавказ это наиболее боеспособное подразделение. Что касается самого Имарата Кавказ, то у меня к этой виртуальной исламской теократии отношение такое: я считаю, что позиции Имарата Кавказ в целом на Северном Кавказе слабеют год от года, и говорить о нем, как о серьезной силе, мне кажется, больших оснований нет. Это сила, которая действует крайне радикальными методами, используя террор, и поэтому она привлекает к себе такое повышенное внимание, и, тем не менее, на мой взгляд, она достаточно периферийна, потому что в целом Северный Кавказ остается конгломератом светских общностей, светских обществ, я бы сказал.

Дэмис Поландов: Андрей, в тексте заявления вилайета Дагестан содержится очевидная угроза в адрес Грузии. Но если мы возьмем вчерашнее заявление Михаила Саакашвили, который выступал по этому поводу, его можно назвать даже комплиментарным в адрес этих боевиков. Он заявил, что погибшие будут похоронены по мусульманским обычаям, и родственники смогут посетить их могилы. Возникает вопрос: а какие отношения связывают грузинские власти и Имарат Кавказ? Что это было? Это был страх президента перед этой террористической силой, или же эта была речь, обращенная к потенциальному или реальному союзнику, которую перешел просто красную линию?

Андрей Бабицкий: Я встречал в Грузии достаточно много людей, которые с симпатией относятся к вооруженному исламскому подполью на Северном Кавказе. Ну, я могу сослаться, скажем, на популярного блоггера Гелу Васадзе, который у себя сегодня в дневнике написал о том, что Имарат Кавказ – это единственная вооруженная реальная сила, которая воюет с Россией на Северном Кавказе. То есть наверняка такие симпатизанты есть и среди чиновников в руководстве Грузии. И насколько я понимаю, предпринимались даже разной интенсивности попытки установить контакт с - по крайней мере, мне известно точно - представителями Имарата Кавказ в Европе. Однако, насколько я знаю, эти попытки не привели к созданию какого-то альянса или к каким-то практическим действиям. Скажем так: молодежь, которая пыталась въехать в Грузию для того, чтобы пройти через границу в Россию и участвовать в боевых операциях в составе подразделения Имарата Кавказ, в Грузию допущена не была, их завернули на границе. Собственно говоря, сама эта операция показывает, что, по всей вероятности, все-таки отношение к боевикам с Северного Кавказа укладывается в рамки тех оценок, которые дают Имарату Кавказ партнеры Грузии – Запад, Америка, а они считают Имарат Кавказ террористической организацией, она внесена во все соответствующие красные списки. То есть при наличии симпатии и при наличии этой, скажем так, аккуратной интонации, которая используется при всяких характеристиках исламского подполья, все-таки, я думаю, руководство Грузии вынуждено в значительной степени учитывать мнение своих западных партнеров.

Дэмис Поландов: Мне кажется, было бы странно, если была бы какая-то связь с Имаратом Кавказ, скорее всего, мы бы и не увидели такую операцию. Как это так: заходят семнадцать человек, переходят границу и т.д. Андрей, у меня последний вопрос общего характера. В последние годы Грузия формирует определенную политику в отношении северокавказских народов. Признан геноцид черкесов, проводятся разные мероприятия, пресс-конференции, приглашаются гости с Северного Кавказа, активно обсуждается тема кавказского единства, кавказского дома. Вы многие годы занимаетесь Кавказом, сначала Северным, теперь Южным, скажите, насколько на самом деле близки друг к другу кавказские народы? И, вообще, эта идея насколько близка к реальности?

Андрей Бабицкий: Она, мне кажется, нереальна сегодня, потому что в действительности кавказские народы разделяет больше, нежели объединяет. При наличии единой правовой демократической системы, конечно, я думаю, эта общность традиций, в значительной степени культуры могла бы себя проявить, и могли бы быть открыты границы, но сегодня, собственно говоря, этот случай показывает, что открытые границы, скорее, были бы во вред, нежели на пользу. Я хотел сказать симпатизантам исламского подполья в Грузии, что они, наверное, плохо себе представляют, что такое, скажем так, теократическое государство с изуверскими порядками на твоей границе. Мало никому не покажется, если Имарат Кавказ действительно (я считаю этот вариант абсолютно нереализуемым) обрел бы силу и превратился в некую государственную систему. Тогда грузины вместе с русскими были бы такими же врагами, кафирами для этого имарата, как и любые христиане. Поэтому мне представляется, что такой позиционный союз, на который рассчитывают какие-то люди, симпатизанты, о которых я говорил, в общем, на самом деле игнорирует западнический курс Грузии, который все-таки выстроен в направлении демократии, а не в направлении поддержки людей, которые к демократии не имеют отношения, используют террористические методы и, в общем, мечтают о том, чтобы мир демократии был разрушен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG