Accessibility links

Юрий Кокоев: Наши судьи подчиняются не закону


Председатель Верховного суда де-факто РЮО Ацамаз Биченов

Председатель Верховного суда де-факто РЮО Ацамаз Биченов

ПРАГА---В нашей постоянной рубрике «Гость недели» Юрий Кокоев. До 2010 года он занимал пост заместителя председателя Верховного суда де-факто республики Южная Осетия. О состоянии судебной системы республики с Юрием Кокоевым говорил Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов:
Юрий Шалвович, очень много в Южной Осетии нареканий в адрес судебной системы по поводу явно неправомерных решений. В чем, по-вашему, причина?

Юрий Кокоев: Неправомерных и неправосудных решений - уйма, народ просто валом идет жаловаться президенту на эти судебные решения. Потому что во главе судебной системы остается председатель Верховного суда, судья, который был при бывшей власти, и который тогда с помощью бывшего президента Кокойты, моего однофамильца, и бывшего генерального прокурора принимал незаконные, несправедливые решения. Они подчинили себе судей, но судья ведь должен быть независим, подчиняться только закону. Но наши судьи подчиняются не закону, а вот этому председателю, Биченову. Как он им скажет, такие решения они и выносят под страхом, что он освободит их с работы. Постоянное давление, указания. Я не о всех говорю, конечно, есть отдельные порядочные судьи, но большая часть из них непринципиальные, вот что я могу сказать.



Мурат Гукемухов: Юрий Шалвович, я слышал, что проблема не только в непринципиальности, но и в непрофессионализме. Многие адвокаты жалуются, что они сталкивались с судьями, которые буквально не знают УПК. Что с этим делать?

Юрий Кокоев: Подбор судей у нас происходит по знакомству, в ход идут родственные связи. Понимаете? И принимаются на работу судьями не по результатам экзаменов, а совсем по другим критериям: кто кому кем приходится, или по указке сверху. Думаю, что, прежде всего, надо менять руководство, и если там будет достойный руководитель, он сможет навести порядок. Тех судей, которые сейчас там находятся, тоже можно заставить работать, как следует.

Мурат Гукемухов: Как должен формироваться судебный орган? Все-таки в маленьком обществе, где все друг другу соседи, где очень короткая дистанция между властью и обществом, где каждый судья знает, как относится президент к подсудимому, и уже находится под давлением этих обстоятельств. Не лучше ли сделать так, чтобы судебные органы формировались не по указу президента?

Юрий Кокоев: Я тоже склоняюсь к этому. Я считаю, что все-таки для нашего общества, для нашей небольшой республики подходят прямые выборы судей. Люди друг друга знают, и знают, за кого голосовать.

Мурат Гукемухов: В Южной Осетии до сих пор нет суда присяжных, и по этому поводу много разных мнений. Одни говорят, мол, в маленьком обществе это невозможно, никто не станет судить своего соседа. Сторонники суда присяжных говорят, что подобные заявления ничем не оправданы. Что вы думаете по этому поводу?

Юрий Кокоев: Не только у нас, но и в России, я считаю, суд присяжных все-таки не оправдывает себя. Одним из аргументов введения суда присяжных является то, что, мол, судью можно подкупить. А вот двенадцать присяжных - нельзя. Извините меня, в России такие деньги у олигархов, что они не двенадцать, а сто двадцать человек могут подкупить. Но, с другой стороны, здесь у нас в небольшой республике все друг друга знают, я повторяю: неприемлем у нас суд присяжных. И родственные связи, понимаете, и знакомства тоже имеют очень большое значение. Можно, конечно, подобрать неродственников, но это будет затруднительно.

Мурат Гукемухов: Юрий Шалвович, в России адвокаты жалуются, что чрезвычайно низкий процент оправдательных приговоров связан с тем, что большинство судей - бывшие прокуроры. И если бы среди судей было больше адвокатов, то, наверное, и статистика изменилась. Как, по-вашему мнению, сейчас Южной Осетии нужны более жесткие судьи или все же выходцы из адвокатской среды?

Юрий Кокоев: Я одиннадцать лет проработал судьей, до 2010 года. Руководство наше требовало жесткости, понимаете, давать максимальные сроки по уголовным делам.

Мурат Гукемухов: А чем мотивировалось подобное указание?

Юрий Кокоев: Трудно объяснить. Дело в том, что у нас через некоторое время осужденных освобождали либо по болезни, либо условно-досрочно. Даже в тех случаях, когда об осужденном нельзя было сказать, что он исправился. Сейчас у нас в суде среди судей нет бывших прокуроров. Да и адвокатов вроде нет. У нас они работали юристами. И я не думаю, что это накладывает какой-то отпечаток на судей, их прошлое. Я все-таки считаю, что требование жестко наказывать, когда не учитываются смягчающие обстоятельства - возраст человека или то, что преступление совершено впервые, - было, когда я еще работал. Руководство требовало, и судьи вынуждены были под угрозой увольнения давать максимальные сроки наказания. Меня на новый срок не захотели назначить судьей из-за одного из таких дел, когда прокуратура и руководство хотели осудить на восемь лет женщин, которые всего лишь работали в адресном бюро, выдавали справки. Вся их работа заключалась в том, чтобы выдавать справку, прописан человек или не прописан в городе. Я их освободил прямо из зала суда. Я не сторонник жесткости, нет. Я считаю, что в работе судьи обвинительного уклона не должно быть ни в коем случае. У нас тоже оправдательных приговоров очень мало. Суд должен быть справедлив, справедлив!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG