Accessibility links

Анаид Гогорян: Вы знаете людей, которые не воевали, но получили статус ветерана Отечественной войны народа Абхазии?

Женщина: Нет, я не знаю, но слышала, что есть такие, но не могу назвать имена.

Анаид Гогорян: Вы знаете, что списки значительно увеличились? Недавно было заседание в кабинете министров…

Женщина: Не стыдно людям перед теми, кто воевал. Те, кто получил медали, ордена, как они смотрят в глаза тем, кто воевал? Я думаю, что у них нет совести, раз они это получили.

Даур Латария, инвалид первой группы: Было такое, когда я работал в АИСе (Ассоциации инвалидов-спинальников), там мы как раз занимались этой темой. Сейчас затрудняюсь назвать фамилии, но двоих таких, я знаю, впоследствии убрали с этой темы, темы инвалидности, ветеранов. К этой проблеме я отношусь двояко. Человек, который незаслуженно присваивает себе что-то, – уже минус большой. С другой стороны, сам подход меня немного удивляет, потому что есть люди, которые точно знают: кто воевал, кто не воевал. Эти списки собираются, это очень хорошо можно проконтролировать. Иногда мне кажется, что идет просто какая-то очередная шумиха в информационном поле для отвлечения от чего-то.



Херсон Дашелия, бывший судья Верховного суда: Некоторые командиры подразделения давали справки об участии в операционных действиях, в наступательных действиях. Но не все получали документ, подтверждающий, что они были участниками. Такие случаи, к сожалению, тоже есть. Но сейчас конкретно не могу назвать, какие именно лица представили фиктивные документы, на основании этих документов получили пенсии и другие льготы. Над этим надо подумать, не имея фактических материалов о них, я не могу конкретно говорить. Но осуждения заслуживают эти лица.

Мужчина: Есть такие.

Херсон Дашелия, бывший судья Верховного суда: К сожалению, есть. Но, опять-таки, сами командиры, где они числились в подразделениях, - почему они дали такие документы, что они являются участниками? И в последующем тоже ответственные посты заняли люди.

Мадонна Ашуба: Я не знаю.

Анаид Гогорян: Слышали о таком?

Мадонна Ашуба: Слышала, конечно. Есть такие люди, считаю, что это неправильно. Надо узнать, кто чем занимался во время войны.

Мужчина: Сами в военкомате знают! Что, не знают, кому что дали? Сколько человек воевали? Где они были, откуда они приехали - не знают? Все очень хорошо знают.

Анаид Гогорян: А вы сами, может быть, знаете таких людей?

Мужчина: Таких много, просто никто не хочет сказать.

Анаид Гогорян: А почему не хотите?

Мужчина: Ни в правительстве, ни в военкомате не говорят, почему я должен ему говорить, когда они сами ему сделали документы. А он вообще автомат не держал, с какой стороны заряжать даже не знает.

Второй мужчина: Есть люди, конечно, очень много таких, есть начальство, пускай разбираются. Это неправильно. Кто сделал им справки, кто выдал им документы? Ну, кто-то может в деньгах нуждается, кто-то чей-то родственник, вот и вся математика.

Анзор Маршан: У меня нет таких знакомых, которые имели бы какие-то, скажем, "левые" удостоверения, что они участники. Кого я знаю, конкретно, они, да, действительно участники. Но я думаю, наверное, есть необходимость уточнить списки. Возможно, кто-то этим пользуется, какими-то возможностями, лазейками, чтобы получать потом какие-то льготы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG