Accessibility links

"У Саакашвили с Лукашенко роман"


Михаил Саакашвили и Александр Лукашенко на финальной встрече чемпионата Европы по футболу в Киеве

Михаил Саакашвили и Александр Лукашенко на финальной встрече чемпионата Европы по футболу в Киеве

ПРАГА---В нашей постоянной пятничной рубрике "Гость недели" сегодня один из лидеров коалиции "Грузинская мечта" Леван Бердзенишвили, который в интервью белорусской службе Радио Свобода сравнил Михаила Саакашвили с Александром Лукашенко.

Франак Вячорка: Что Саакашвили нашел общего с Александром Лукашенко?



Леван Бердзенишвили: Саакашвили как человек, который считает себя прозападным и т.д., начинал, как обычно все либералы, с критических высказываний в адрес Лукашенко. То есть он не просто критиковал Лукашенко, но обзывал его всякими словами, которыми обычно политических деятелей не обзывают, даже таких как Лукашенко. В первую очередь, я хочу напомнить, что Саакашвили - это тот человек, который послал своих очень близких людей - Гиви Таргамадзе, сопредседателя комитета парламента - в Белоруссию для, так сказать, экспорта "розовой революции", для экспорта "цветных революций". Вы помните, была такая эйфория, что везде в бывшем Советском Союзе произойдут революции: в Грузии произошла, на Украине произошла и произойдет в Белоруссии – везде. Гиви Таргамадзе был объявлен персоной нон-грата, Грузия получила много предупреждений со стороны Лукашенко и т.д. Вот так начинались отношения. Но потом господин Саакашвили неожиданно объявил, что Лукашенко - интересный лидер. Потому что он увидел в нем человека, который не во всем согласен с русскими. И к тому же это такая карта в политической игре Саакашвили, что, хотя он такой прозападный политик, но не совсем, так сказать, не полностью контролируется Западом. Ни американцы, ни европейцы полностью контролировать меня не могут, сказал он. И поэтому, он сказал, государственные интересы Грузии диктуют, что надо уважать Лукашенко.

На самом деле он сам, попробовав, что такое кресло президента, почуял, так сказать, что Лукашенко как человек, который не уходит с президентства, - удачный политик. Удачными он называет всех, кто долго находится у власти. Постепенно Лукашенко из очень "плохого дяди" стал "ответственным политиком", который нашел свое место. Кроме того, Саакашвили обнаружил, что тогда, когда Россия просто приказала многим странам заявить после войны 2008 года о поддержке русского решения признания Абхазии и Южной Осетии независимыми странами, а на самом деле просто оправдывая оккупацию, потому эти "независимые страны" сейчас находятся под игом русского присутствия – и там, и там русские военные базы, а в Южной Осетии вообще уже все министры русские и назначаются из Москвы, и если им не нравится президент, избранный народом Южной Осетии, то они объявляют выборы недействительными и т.д. То есть там совсем русские обнаглели. Так что было сказано, что Белоруссия рассмотрит этот вопрос. И для нас, для Грузии, это было бы крахом, если бы Белоруссия признала независимость Абхазии и Южной Осетии - по принципу домино могли последовать другие крупные страны бывшего Советского Союза. После этого в Грузии прекратились антилукашенковские выступления по каналам телевидения, которые контролируются властями.

У Саакашвили с Лукашенко роман, это уже не флирт. Но этот роман базируется на ложно поданных грузинских интересах, ну, например, непризнание некоторых государств, которые принадлежат Грузии, по мнению остального мира. Президенты понимают друг друга, обмениваются опытом, у них вроде есть внутреннее понимание, они никогда этого не признают, внутреннее понимание, что они случайно оказались у власти. Поэтому они не видят себя вне этой власти. Вацлав Гавел видел себя вне власти, потому что он был человек, он был драматург, и он представлял себя... и даже он говорил о том, как трудно уходить. А Лукашенко, или Саакашивли просто не могут представить, а что они будут делать, если они уйдут из власти, чем они будут заниматься? Ведь это не те люди, мемуары которых пойдут нарасхват, потому что им нечего вспоминать. Потому что, если они расскажут правду о себе, это будет позорно, а если они расскажут ложь о себе, то это будет смешно.

И как они могут писать... я не уверен, что или один или другой могут написать две страницы без ошибок. У господина Саакашвили отсутствует природное чувство фокусирования на предметы, он не может фокусироваться на одном предмете больше, чем пятнадцать-двадцать минут. С ним невозможно обсуждать большие проекты в течение часа, это невозможно. Через полчаса, через двадцать минут он убежит Леван Бердзенишвили

Леван Бердзенишвили

или вас выгонит. И самое главное качество Саакашвили – он предупреждает: не говорите мне о плохих вещах, то есть не давайте мне плохой информации. И когда случилось наводнение, я абсолютно уверен, что, Саакашвили, может быть, даже не знал, что погибли люди, и, может быть, поэтому попал впросак с этими покупками в европейских городах, потому что люди не смеют ему говорить о плохих вещах. То есть Саакашвили создал себе такие условия, когда надо говорить только о позитиве, что он гений, что он намного важнее, чем все грузины, которые родились, а Грузия - страна древняя, с историей, и Саакашвили никогда не попадет в историю вместе с тысячами великих грузин. Но он уверяет, что он самый великий, намного величественнее, чем Давид Строитель и другие великие грузины.

Так что трудно сравнивать двух президентов, вообще, сравнивать наши страны, потому что Грузия маленькая, незначительная страна, правда, имеет какие-то внушительные, так сказать, моменты в регионе, но для мира это... без Грузии мир может обойтись. А Беларусь - не только из-за газопровода - это все-таки звено между Европой, цивилизованной Европой, и Россией. И в этом отношении Беларусь – последняя диктатура в Европе, и это вообще очень странное образование, потому что у Европы нет сил хоть что-то с этим сделать.

Когда мы, грузины, говорим, что нам не нравится Саакашвили, нам говорят: вы что, он же борется против России, значит, он наш герой. А я плевать хотел, с кем он борется, я знаю, что он плохой президент, и у меня плохая жизнь. А то, что кто-то чувствует себя комфортно, что какой-то Саакашвили с кем-то борется, это мне ничего не дает. Так что мы должны, я думаю, объяснить нашим друзьям на Западе, на Востоке, везде, что мы решаем, кто должен быть нашим правителем. И вне зависимости от того, хорошо это будет или плохо для каких-то государств, мы будем свои вопросы решать, и постараемся решать так: Белоруссия - без Лукашенко, Грузия – без Саакашвили.

Человек не рождается свободным, свободы надо добиваться. И, естественно, после ухода Лукашенко будут трудные годы, но это будут свободные, то есть счастливые годы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG