Accessibility links

"Мефистофель 2.0"


Переболев "вирусом Онищенко", грузинская экономика стала сильнее

Переболев "вирусом Онищенко", грузинская экономика стала сильнее

РОСТОВ---Геннадий Онищенко на днях сделал очередное громкое заявление. Оказывается, запретом на ввоз в Россию "Хванчкары" и "Киндзмараули" он "спас грузинское виноделие". Ни больше, ни меньше… Как известно, важнейшим из искусств в Российской Федерации является "стенд ап". Но в этой шутке главного российского санитара есть только доля шутки…

Первое, что хочется сделать – возмутиться и возразить. "Фекальные массы" российский рынок, разумеется, не покинули. Так как производились они не в Грузии, а в непосредственной близости от конечного потребителя. Подпольные российские "виноделы" лишь изменили дизайн этикеток. Я же теперь вынужден покупать любимое вино за гривны. "Спасибо Путину за это!" – говорят в таких случаях на Руси.

Что же касается важнейшей отрасли грузинской экономики, то спас ее не Онищенко, а грузинские виноторговцы. Они сумели быстро найти российскому рынку достойную замену, чем спасли виноделов от банкротства, а виноградники от вырубки. Онищенко в "грузинской истории" – вирус, с которым успешно справилась здоровая иммунная система. Чем он хвалится – непонятно.



Впрочем, нельзя не признать, что переболев "вирусом Онищенко", грузинская экономика стала сильнее. И августовский военный конфликт 2008 года грузинское государство не разрушил, а усилил. Чего, кстати, нельзя сказать про Абхазию и Южную Осетию, которые Москва залюбила до мокрых простыней. Миллиарды, брошенные на "восстановление", вырастили там целый класс паразитов и окончательно погубили местную экономику. И официальное признание обернулось для них не благом, а политической смертью. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить признанных российских сателлитов с непризнанными Приднестровьем или Нагорным Карабахом. С ними считаются. Абхазию и Южную Осетию – не замечают. Все равно все вопросы решает Москва...

"Санитарный юморист" невольно открыл главный закон внешней и внутренней политики Российской Федерации. Я бы назвал его "Законом Мефистофеля–Путина".

"Я – часть той силы, что вечно хочет зла, и вечно совершает благо", – утверждал герой Гете. Путин – круче! Я бы назвал его "Мефистофель 2.0". Это новая версия очень старой программы. Она исправно работает и в ту и в другую сторону – зло ее всегда оказывается благом, а благо – злом.

Вот два конкретных примера: панк-феминистки из группы Pussy Riot и редкие журавли стерхи. Девушки прославились исполнением песен "Путин зассал!" и "Богородице Дево! Путина прогони!" Стерхи – предпочитают помалкивать. К девушкам Путин относится с плохо скрываемой ненавистью. Журавлям – напротив, благоволит. Девушек больше, чем полгода держат в тюрьме за уголовное преступление, которого не было; и если абсурдный приговор скандального суда не пересмотрят, будут держать еще полтора года. Стерхов, наоборот - освободили из заключения и обеспечили путевками на курорт. Более того, проводить их на место отдыха вызвался сам президент Российской Федерации – весь в белом, с длинным клювом на добром лице!

То есть налицо два полюса – полюс крайней путинской ненависти и полюс крайней же путинской любви. И что мы имеем в итоге?

Девушки, оскорбившие Путина, получили всемирную славу. За их освобождение борются знаменитые музыканты, писатели из Европы и США. Каждое их слово, раздающееся из застенков, ловит благодарная публика. И так далее.

А что же стерхи? Сотрудники Окского заповедника едва ли не плачут. Одного их любимца лопасти путинского пропеллера превратили в чахохбили. Другой погиб при транспортировке. Еще несколько покалеченных особей вернули домой…

Одним словом, дай Бог каждому стать объектом путинской ненависти! И не дай Бог хоть в чем-то ему угодить!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG