Accessibility links

Транскавказская автомагистраль: "за" и "против"


После передачи Кодорского ущелья под юрисдикцию Сухуми возодновилпсь обсуждение проекта

После передачи Кодорского ущелья под юрисдикцию Сухуми возодновилпсь обсуждение проекта

К "стопроцентной сенсации" отнесли журналисты прозвучавший ответ президента Абхазии на его последней пресс-конференции на вопрос журналиста о том, как он относится к идее прокладки автотрассы "Черкесск – Сухум" через Главный Кавказский хребет, которая бы напрямую связала Абхазию и Северный Кавказ: Александр Анкваб высказался однозначно против, сославшись на необходимость сохранения в первозданном виде уникальной природы Кодорского ущелья.

Прозвучавшее мнение абхазского лидера произвело эффект разорвавшейся бомбы: ведь по инерции мышления многие считали, что у этого будущего проекта, о котором не менее двух десятилетий в наших СМИ заходила речь исключительно как о заветной мечте абхазского народа и братских народов Северного Кавказа, нет и не может быть противников. Причем когда многие послевоенные годы верхняя часть Кодорского ущелья вместе с Клухорским перевалом находились вне юрисдикции властей Республики Абхазия, в абхазском обществе обсуждалась даже возможность гораздо более трудоемкого и затратного варианта – прокладки дороги через расположенный примерно на сорок километров западнее Марухский перевал. В последние же годы, после признания Россией Абхазии, в абхазской прессе не раз перепечатывались публикации из российских СМИ с обсуждением будущего проекта, которое происходило на самом высоком уровне в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии…



Кстати, сегодня у меня состоялся разговор с моим коллегой Иналом Хашигом, который вскоре после упомянутой пресс-конференции высказал в эфире "Эхо Кавказа" оригинальное предположение, что отрицательное отношение Анкваба к транскавказской дороге на Западном Кавказе сформировалось из-за обиды на то, что его никак не привлекали к обсуждению этого проекта. Но на мой взгляд, сказал я Иналу, если уж говорить о каких-то привходящих факторах, повлиявших на мнение президента Абхазии, гораздо более правдоподобной и серьезной выглядит версия, что он учел опасения российского руководства о возможности распространения на Абхазию благодаря этой дороге радикального исламизма и терроризма, получивших развитие на Северном Кавказе, особенно в восточной его части, и озвучил их, поскольку российскому руководству это делать не с руки. Что, впрочем, никак не противоречит, вероятно, и его собственному мнению.

Было совершенно предсказуемо, что на Северном Кавказе воспримут точку зрения президента РА негативно, что же касается абхазского общества, то тут мнения, в частности, в блогосфере, разделились. (При этом как сторонники, так и противники дороги часто сходились в том, что Александр Золотинскович, отвечая на этот вопрос, явно не договаривал, и экология тут далеко не самое главное). На главной странице популярного сайта "Аиааира" в течение нескольких недель была вывешена диаграмма, отражавшая результаты интернет-голосования, и согласно им сорок с лишним процентов принявших в нем участие были за дорогу, сорок с лишним – против, несколько процентов – не определились.

Если кто-то подумает сейчас, что общественное мнение в Абхазии "сдвинулось" от полной поддержки проекта вслед за мнением главы государства, то он, уверен, ошибается. Наиболее политически активная часть общества, а именно к такой относятся участники интернет-голосования, у нас, как и во многих других странах, скорее начнет возражать услышанному от руководителя, чем поддакивать ему. Тем более что сайт "Аиааира" пользуется в нашем обществе репутацией оппозиционного. Словом, тут видится другая динамика: в высказывании Александра Анкваба отразилось не только его мнение, но и изменившееся за последние годы незаметно для экспертов мнение весьма значительной части всего абхазского общества.

Впрочем, знаю, что многие довольно скептично относятся к результатам интернет-голосований, считая, что зачастую заинтересованные в том или ином результате люди могут организовать массовый вброс "нужных" голосов. Кроме того, круг респондентов тут ограничен интернет-пользователями. Кроме того, простое голосование "за" или "против" не дает информации об аргументации, которой руководствовались его участники, а зачастую она интересна по крайней мере не меньше самого результата. Все это навело меня на мысль провести с помощью одной из коллег собственный опрос. Вопрос был сформулирован так: "Поддерживаете ли вы идею строительства в ближайшем будущем транскавказской автомагистрали Черкесск – Южный приют – Сухум? Какие при этом дивиденды от ее функционирования и какие возможные угрозы и риски представляются вам наиболее весомыми?"

Правда, наших сил было недостаточно, чтобы опросить большое число людей, ограничились двадцатью. Но постарались зато, чтобы выбор респондентов в достаточно полной мере отражал национальную, возрастную, образовательную и т. д. структуру общества. В итоге 9 человек высказалось против, 7 – за, 5 не дали определенного ответа, некоторые из них – из-за недостаточной информированности о предмете разговора.

Приведу несколько суждений.

Говорит блоггер Ахра Смыр: "Я целиком и полностью за транспортный выход Абхазии на Северный Кавказ напрямую. Почему? Потому что сочинская транспортная артерия – она пока одна, она весьма закупорена, и цены за транзит там будут расти. Транскавказская дорога нам нужна, чтоб дотянуть грузопоток с Северного Кавказа до Очамчыры, например. Было бы замечательно, кто ж спорит? Но дальше начинаются риски. Их уже сейчас все называют. С точки зрения безопасности, в том числе не только экономической, но и просто элементарной человеческой безопасности, – это черная дыра. Черная дыра, которая коллапсирует, вбирает в себя все новые и новые регионы, все новых и новых людей. Кто-то начинает стрелять, кто-то воровать, кто-то заниматься непонятно чем. И с точки зрения коррупционности – это один из самых худших регионов Российской Федерации. Точно знаю, что если эта дорога будет открыта, завтра весь Дагестан будет здесь. Что такое "весь Дагестан"? Откройте в интернете новости по запросу "Дагестан" – и вы увидите… Я не говорю о черкесском мире, нет. Черкесский мир сегодня – один из самых бедных регионов Северного Кавказа. Наиболее дотируемые, наиболее как бы экономически состоявшиеся – в кавказском понятии, то есть не в понятии развития экономики, а в понятии распила бабла – это Дагестан и вайнахские республики. Следовательно, их представители, их финансовые интересы, их коммерческие интересы будут превалировать здесь, если завтра эта дорога откроется. Завтра их бандиты будут тут находиться, то есть они будут очень сильно с нашим криминальным миром конкурировать. И нам надо ожидать большого потока салафитов всех мастей. Мы сегодня готовы с этим справиться? Я сильно в этом сомневаюсь".

А вот директор мини-типографии "Вся печать" в Сухуме София Харчилава всецело за скорейшее строительство дороги. По ее мнению, политика самоизоляции будет неизбежно тормозить развитие Абхазии, а проникновению по ней нежелательных элементов есть противодействие: "У нас целая служба создана миграционная, и там много подготовленных людей работает. Жизнь – это движение, стоять на одном месте нельзя. Мы должны развиваться, мир на много шагов впереди нас".

Оба опрошенных нами представителя русского населения Абхазии – писатель из Гагры Константин Гердов и сухумский фотограф Александр Токарев – настроены против строительства дороги, во всяком случае в обозримом будущем. Первый из них сказал: "Я считаю, что эту дорогу делать не надо. Абхазия – это совсем не то, что Северный Кавказ. Потому что Россия воевала с османами давным-давно, и на Северный Кавказ оружие шло из Турции. И хотя Турция потерпела поражение, там до сих пор на картах окрашивают в зеленый цвет не только свою территорию, но и территорию Северного Кавказа и Крыма. И Россия все это прекрасно знает и понимает". Второй считает: "Магистраль, конечно, нужна, но вопрос, кто ее будет обслуживать зимой и на какие деньги? Есть еще проблема безопасности от лавин и террористов. Можно вложиться по полной программе, а потерять в один миг. По дороге хлынет поток народа не на отдых к морю, а для того, чтобы осесть, так сказать, пустить корни. Есть опасность, что Абхазия постепенно станет мусульманской страной. На мой взгляд, чревато "размывать" страну и ее народ. Надо думать и об экологии. Мы хорошо помним то время, когда в Абхазии вырубались леса, вывозился металл. А рыбу турецкие сейнеры практически всю выловили. Если магистраль все-таки будут строить, то хочется верить, что к тому времени, как ее построят, менталитет людей поменяется, и они научатся беречь и приумножать то, что есть".

Интересно было выслушать и мнение того самого независимого журналиста Ибрагима Чкадуа, который задал на пресс-конференции вопрос о транскавказской дороге: "Такой проект нарушит демографический баланс в стране, так как масштабы строительства будут очень большими – и соответственно количество обслуживающих его потребности гастарбайтеров. Кроме этого, еще есть военно-политический аспект, экономический и т.д. Если дорога будет строиться по такой же схеме, по какой нам "ремонтировали" железную дорогу, и к строительству будет привязан кредит, который в свою очередь будет привязан к конкретному подрядчику, то мы не будем иметь к ней никакого отношения. И коммерческая выгода от ее эксплуатации для меня туманна: пока никто не озвучил никаких цифр, ни тех, что потратят на строительство и сроков погашения этих затрат. Меня возможность такой ситуации как минимум настораживает. Мне кажется, что реальной потребности в этой дороги у Абхазии сегодня нет, скорее всего, кто-то хочет после сочинской Олимпиады задействовать существующую строительную махину, они и придумали этот новый "распилочный" проект. И еще. Сегодня движение по Кодорскому ущелью затруднено из-за плохого состояния дороги, для нас это означает, что внезапно напасть со стороны Грузии моторизированными частями военных будет невозможно. Если же там будет построена хорошая дорога с оживленным движением, то по ней нас можно массировано атаковать, не стоит забывать, что на эту дорогу выходит грунтовая дорога из Сванетии. Мы могли бы позволить себе такой "геополитический сквозняк", если бы численность абхазов была хотя бы миллион. Существуют несколько логистических схем, по которым к нам можно попасть морем, воздухом, автомобилем и по железной дороге, они более актуальны, не так затратны по времени и по финансам. Другое дело, что воздух и море полузакрыты. Это тема для очень серьезного обсуждения. У меня, во всяком случае, больше аргументов против такого проекта, чем за. У нас полно способов куда меньшими усилиями и рисками зарабатывать деньги".

И, наконец, последнее мнение, которое мне сегодня хотелось бы привести, – пенсионера Николая Авидзба: "Есть известная фраза – "Военачальники обычно готовятся к прошедшей войне". Так и мы – мечтали о транскавказской дороге в конце 90-х, так как в 1992-1993 годах она бы очень облегчила нам общение с Северным Кавказом. Сейчас мы напуганы северокавказским терроризмом, сулафизмом, но ведь понятно, что если дорога будет построена (по сути мы рассуждаем сейчас о шкуре неубитого медведя), то это произойдет очень нескоро, а за это время многое может поменяться. Конечно, издержки есть всегда. Например, возникнет проблема серьезной охраны этой трассы от разбойных нападений, ибо она проляжет в значительной своей части по безлюдной местности. Но волков бояться – в лес не ходить. Уверен, что рано или поздно эта дорога будет построена, и выгоды от нее намного превысят издержки. Наконец, это просто некрасиво – вспоминать о наших родственных народах, когда нужна их помощь, и отгораживаться от них в другое время. Как будто наши собственные криминалы в чем-то уступают северокавказским. Я однозначно поддерживаю идею строительства этой магистрали".

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG