Accessibility links

Гагра, бархатный сезон


Hасчехлил фотоаппарат и сделал снимок на тему "Гагра – город контрастов"

Hасчехлил фотоаппарат и сделал снимок на тему "Гагра – город контрастов"

В последние годы редкая московская газета обходится летом без заметок какого-нибудь своего корреспондента о том, как он отдыхал в Абхазии (почему бы не совместить, как говорится, приятное с полезным?), причем начинается обычно все с описания процедуры перехода через границу. И вот недавно я тоже решил попробовать взглянуть на все глазами отдыхающего, приехавшего в Абхазию. Причем старался, конечно, смотреть на все критическим взглядом.

В начале лета в "Фейсбуке" завязалась нешуточная полемика после сноса стоявшей на абхазском берегу Псоу стелы с гербом Абхазии. Кто-то воспринял это как покушение на государственную независимость Абхазии, а кто-то объяснял: ее убрали, потому что на этом месте будет автостоянка, а стелу, ту же или новую, обязательно поставят в другом месте… Пока никакой стелы, которая бы возвещала, что прибывающие с другого берега ступают на землю Абхазии, я нигде не заметил. Просторная площадка, где стояла старая, была заасфальтирована. И вообще бросалось в глаза, что в благоустройство этого места в последние месяцы вложено немало сил и средств. Но вот какая штука: теперь пассажирам, выходящим из маршруток и автобусов, прибывших со стороны Сухума (они стоят на прежнем месте), приходится подниматься к дороге на мост через неширокий неасфальтированный косогор. Там несколько тропинок, пыль, в дождь – наверняка грязь. А еще – канава, в которой валяется всякий мусор. Неприглядную картину представляют сегодня, увы, "ворота Абхазии".



Утром на автобусе добрался от границы до Гагры. Вышел в самом центре, возле школы "Альфа". Здесь, если свернуть в сторону моря, раскинулся, примыкая к самому пляжу, просторный двор, поделенный цветочными насаждениями на несколько участков, принадлежащих семьям из коммунального дома. В нем живет одна моя знакомая семья, сдающая, как и ее соседи, жилье отдыхающим. Мы сели выпить чаю за столом под открытым небом в компании подошедшего друга семьи по имени Юра, который тоже задействован в курортном бизнесе. Разговорились, естественно, о текущем сезоне и о том, как лучше использовать весь курортный и туристический потенциал Абхазии. Почему некоторые отдыхающие уезжают разочарованными и обиженными? Потому, в частности, что они списываются по электронной почте с владельцами жилья, которые размещают рекламу в Интернете, те их встречают, привозят к себе – и тут оказывается, что все далеко не так, как расписывалось: до моря не триста метров, а три километра, вместо апартаментов – халупа… А денежки уже заплачены. Люди, конечно, упрекают себя: ведь можно было приехать и на месте выбрать то, что им по душе, но многие ведь как устроены? Не хотят рисковать, а еще верят всему, что написано… Ладно, сказал я, но приглашающая-то сторона о чем думает? Ведь обманутые больше к ним, естественно, не приедут и другим отсоветуют ехать. И не только к ним, но и вообще в Абхазию… А им плевать, усмехнулся Юрий, ведь еще кто-нибудь да клюнет…

После чаепития двинулся на экскурсию по курортной Гагре. Мое внимание привлекли три двухэтажных розовых коттеджика – два поменьше, один побольше, выросших впритык к пляжу уже явно после войны. Зашел в помещение на первом этаже коттеджа побольше. Крашеная блондинка средних лет, сидевшая за столом, сообщила, что свободных мест нет и в ближайшем будущем не предвидится. Тем не менее еще до того, как я представился и обрисовал свою миссию, она – бухгалтер пансионата "Абазашта" Анюта Карбеевна Адлейба – охотно вступила со мной в беседу и стала рассказывать о ценах на номера (четыре тысячи за двухместный в сутки) и прочем. Пансионат принадлежит, как оказалось, моему давнему знакомому, бизнесмену из Черкесска Олегу Этлухову. Анюта Карбеевна охарактеризовала коллектив пансионата как трудоспособный и сплоченный. И практически такой же сплоченный "коллектив" постояльцев отдыхает здесь каждый сезон. Это люди, которые считают, что от добра добра не ищут, и приезжают сюда постоянно. Был даже такой случай, когда одна семья москвичей вовремя не озаботилась бронированием номера, а все места оказались заняты. Но эта семья не хотела отдыхать больше нигде, так по душе пришлись им и расположение пансионата, и питание… И с того года они заранее бронируют номер здесь. Кроме россиян, сказала моя собеседница, здесь отдыхают приезжие из Украины, Белоруссии…

И вот, идя по улице Нартаа, я дошел до места, где когда-то начиналась территория санатория им. Челюскинцев, во время отдыха в котором в августе 92-го меня застала грузино-абхазская война. После войны эту территорию, по выражению Анюты Карбеевны, "раздербанили" на три части. Первая, куда я зашел, – это теперь пансионат "Лазурный берег". Великолепно обустроенная территория, даже небольшой открытый плавательный бассейн, в котором радостно плескались юноша и девушка. Позже кто-то мне пояснил: "Москвичи сюда вложились". Второй пансионат с еще более завлекающим названием – "Лучезарный". Но тут, конечно, пейзаж портят два больших сгоревших, да так и не восстановленных после войны бывших санаторских корпуса. Я расчехлил фотоаппарат и сделал снимок на тему "Гагра – город контрастов": густые заросли кустарника с яркими цветами, выше – склон горы и голубое небо, слева внизу – лоснящийся черный бок иномарки, а справа вверху – остов сгоревшего корпуса. Впрочем, здесь, как и в предыдущем пансионате, свободных мест не было. А во время посещения третьего пансионата, у которого осталось старое название – им. Челюскинцев, на меня нахлынули ностальгические чувства. Именно в этом, крайнем корпусе санатория я отдыхал накануне войны, здесь она меня и застала. В этом уголке, как мне показалось, время словно застыло на двадцать лет. Та же густая тень под высокими кипарисами, разделившими своими рядами двор на несколько прямоугольников, волейбольная площадка... А на одной из скамеек сидели и читали книги две девушки – такая непривычная ныне картина. Я вошел в корпус и узнал от женщины-администратора, что свободных мест здесь тоже нет.
Когда снова вышел на автотрассу, то у автобусной остановки увидел выведенное крупными рукописными буквами на листке бумаги, приклеенном к стеклянной стене небольшого павильона: "Мандариновый сок". Солнце припекало все сильней, в горле пересохло, и я обратился к продавщице павильона с просьбой налить мне стакан. Я люблю мандариновый сок, покупаю иногда его трехлитровые банки домашней закрутки на Сухумском рынке. Оказалось, что здесь он продается разлитым в бутылки – по 50 рублей. Цена показалась мне приемлемой, тем более что сок охлажденный. Правда, бутылки оказались бутылочками по 0,3 литра. Но главное разочарование ждало потом, когда пошел по улице, отвинтив пробку и прихлебывая из горлышка: сок был разведен водой в пропорции примерно один к двум. По вкусу он напоминал скорее что-то вроде "миринды", только еще более жидкой, разбавленной. Вернулся к продавщице с претензией: это что же вы, мол, продаете, пользуясь тем, что абсолютное большинство отдыхающих настоящий мандариновый сок никогда не пробовали? Та сперва решила откреститься от своего товара: "Я же сок сама не развожу, продаю то, что мне привозят". Но потом поменяла тактику: а неразведенный сок отдыхающим, мол, не нравится, от него у многих аллергия бывает… Я все же допил свой "сок" ( жара достала), но послевкусие было ужасным… Вспомнил, что такие же бутылочки среди прочих напитков, были выставлены на продажу в вестибюле соседнего пансионата им. Челюскинцев. Наверное, там был точно такой же "сок", разлитый в тару из-под минералки. А на пляже неужели какой-то другой рекламировали? И ведь как здорово все получается! Если трехлитровый баллон настоящего сока (стоит сейчас рублей двести) разбавить водой подобным образом, то получится около десяти литров, или примерно 30 таких бутылочек по 50 рублей, то есть 1500 рублей. Минимум 700% прибыли. И все якобы довольны, включая спасенных от аллергии курортников!

Подкатил желтый "старорежимный" "Икарус", и я поехал на нем в сторону магазина "Континент". Однако вскоре автобус свернул в сторону моря и вырулил на улицу Абазгаа. Вот, оказывается, как теперь изменен городской маршрут – теперь автобус заезжает сюда. А что, правильно, если учесть, что в этом месте Новой Гагры народонаселение в курортный сезон возрастает в несколько раз… Тем более, что мне как раз туда и надо было. Я шел не спеша по этой улице, фотографировал выросшие, как грибы, по обеим ее сторонам трехэтажки – частные гостиницы и гостевые дома. Иногда совался во дворы и слышал трафаретное, как в советских гостиницах: "Мест нет". Наверное, сейчас, в разгар бархатного сезона, они есть только где-то подальше от моря. Или это совсем уж скромное жилье…

А еще внимательно всматривался в окружающее в поисках "взорванной помойки", как характеризуют Гагру в недавно прочитанном интернет-отклике. Ничего подобного не увидел. Нет, конечно, если постараться и очень-очень ненавидеть при этом "сепаратистскую власть", то можно сосредоточиться на нескольких заброшенных и поэтому полуразрушенных домах. Один из таких, вернее полуразрушенную лестницу на ее второй этаж, я сфотографировал буквально по соседству с недавно выросшим роскошным особняком в "колониальном стиле" по улице Шапсугской. Эту короткую улицу между улицами Абазгаа и Демерджипа в Гагре, как слышал, называют местной Рублевкой. Упомянутый особняк был тоже предназначен "под квартиранты", но когда я вошел в его двор, вынырнувший откуда-то сбоку из помещения вроде каптерки золотозубый узбек, представившийся хозяином (?), на ломаном русском языке объяснил, что тут не только нет мест, но и вообще за наличные никого не берут, гостиница работает только с туроператорами. Что же касается заброшенного дома, не берусь ничего говорить о его судьбе. Хотя по аналогии со множеством сухумских жилых домов можно не сомневаться, что кем-то он "занят" – попробуй сунься.

На прошлой неделе президент РА Александр Анкваб принял министра по налогам и сборам Рауфа Цимцба. Президент особо интересовался процессом сбора налогов и платежей в Гагрском районе. По словам Рауфа Цимцба, по всем показателям самый большой рост налоговых поступлений в Гагрском районе. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года поступило в два раза больше налогов и платежей. Министр при этом отметил, что самый доходный месяц по статистике – это сентябрь.

"Мы ждем еще лучших показателей, особенно в такой сложной позиции, как сдача жилья в наем. Сотрудники министерства подворно ходят и фиксируют факт сдачи жилья. Это сложновато, многие отказываются платить. Тем не менее мы провели определенную работу и есть успехи", – сказал Рауф Цимцба. Президент отметил, что нужно еще больше усилить работу министерства в этом направлении, особенно в Гагрском районе. Об этом сообщило информагентству "Апсныпресс" Управление информации при президенте РА.

Очевидно, что столь успешное пополнение государственной казны стало результатом как увеличения потока отдыхающих, так и предпринятых мер после публичного, с трансляцией по Абхазскому телевидению, нагоняя, устроенного президентом прошлой осенью в Гагре, в том числе и налоговикам. При этом все прекрасно понимают, что до реальных, положенных по закону сборов с квартиросдатчиков и других задействованных в курортном бизнесе лиц еще далеко. Но даже при этом все мы радуемся росту их доходов – лишь бы те не были "хищническими".

Каковы сегодня цены на основные курортные услуги в Гагре? Вот некоторые цифры, которые мне удалось собрать.

Проживание (с человека в сутки): В частном секторе без удобств – 200-300 руб.; с удобствами (душ, туалет) – 350-500 руб. Номер в гостинице (проживание, трехразовое питание): удобства на этаже и комплексное питание – 800 руб.; удобства в блоке на две комнаты (общий душ, туалет), питание – шведский стол – 1000 руб.; удобства в номере – 1600-1800 руб. Пляжные услуги: катание на «таблетке» - 150 руб.; на "банане" – 250 руб.; на водном мотоцикле - 500 руб. (за 5 минут). Экскурсии: на дачу Сталина – 150 руб.; на озеро Рица и в Пицунду – 750 руб.; в село Каман – 1000 руб.; "Большой Афон" – 500 руб. Альпийские луга – 2000 руб. Конные прогулки по Жоэкваре – 650 руб. Аацынские водопады – 1500 руб.

Один мой знакомый житель Гагры с восторгом отзывался об аквапарке в Геленджике: там 64 горки, он чуть ли не день на них катался. А в Гагре что за аквапарк? Одна горка, а цена немаленькая – 700 рублей. Ясно, что приехавшие в Гагру любители аквапарков все равно в него пойдут, но осадок, как говорится, останется. Я не предлагаю, естественно, снижать, цены, это нереально. Я предлагаю расширять аквапарк, делать его "круче", словом – не стоять на месте.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG