Accessibility links

"Патриотизм" районного масштаба


Публика, как говорится, требует - "Автора!"

Публика, как говорится, требует - "Автора!"

Одна из самых ходовых тем обсуждения в эти дни в абхазских кофейнях и социальных сетях – "подпольно" изданная и распространяемая из рук в руки книжка "Защитники и предатели Абхазии. Историческая правда против лжи", автором которой является некий Хасан Гечба. Никто не сомневается, что это псевдоним, и рассуждения о том, кто из известных в Абхазии пишущих людей может за ним скрываться, привносят в данную тему и детективную интригу.

Сам я прочел эту книжонку (здесь наиболее уместно лишь такое уничижительное слово) в начале прошлой недели, получив ее от своего давнего знакомого, преподавателя абхазского языка сухумской очно-заочной средней школы Ладико Адлейба, который уже успел до этого откликнуться на нее в "Нужной газете" язвительной заметкой под заголовком "Х. Гечба: "Абрскил – антисемит, а Дмитрий Гулиа – душитель абхазского языка и абхазских школ".

Пусть не обессудит меня Ладико Константинович, но по прочтении его статьи, тем более что из ее текста в газете из-за технической накладки выпало несколько абзацев, у меня возникло несколько превратное представление об этой книжонке. А именно: увиделась лишь та печально известная проблема, что сегодня практически любой, имея энную сумму денег, может напечатать типографским способом и выпустить как книгу любой бред. Антисемитизм, кстати, как проявление мании преследования, – типичная черта подобных бредовых "трудов"… Но когда прочел эту небольшую, 46-страничную брошюру, понял, что тут все значительно сложнее. Читается она легко и быстро, налет сенсационности помогает "проглотить" ее за полчаса. Некритичным умам в ней многое может показаться убедительным, даже стопроцентная ложь. А главное – она поднимает старую и чрезвычайно болезненную тему "регионального" противопоставления среди абхазов на бзыбцев и абжуйцев. Ведь некритичным, незрелым умам в любом уголке мира всегда бывает легко внушить, а тем охотно поверить, что "мы – конечно же, лучше, чем они".

Ушедший несколько лет назад из жизни абхазский поэт Вячеслав Читанаа, с которым у нас были дружеские отношения, любил шутя вставлять в свою речь такое выражение: "Оставьте вы этот районный патриотизм". Я никогда даже не спрашивал, о чем он, потому что догадаться было нетрудно: это навязшая на зубах тема "межрайонного соперничества" среди абхазов. Разумеется, не только абхазскому этносу, но и многим другим приходится решать эту проблему – когда диалектные и некоторые бытовые отличия привели к некоему противопоставлению друг другу двух или более групп населения. Но в Абхазии в силу превратностей исторической судьбы это свелось к подобному противопоставлению жителей, главным образом, двух районов и выходцев из них – гудаутцев и очамчырцев. Ведь в результате катастрофы махаджирства к концу XIX века вся центральная часть Абхазии обезлюдела, из страны, можно сказать, была вырвана ее сердцевина. Абхазское население, оставшееся на родине, оказалось разделено на две основные части – живущих на северо-западе бзыбцев (нынешние Гудаутский и Гагрский районы) и абжуйцев на юго-востоке (Очамчырский и Ткуарчальский районы).

Давно заметил, что чем примитивнее душевная организация и ниже интеллект человека, тем больше он предрасположен к делению на своих и чужих. Не раз бывал удивлен, когда в ходе какого-нибудь частного разговора и от некоторых бзыбцев, и от некоторых абжуйцев приходилось на полном серьезе слышать рассуждения типа того, что да, мы один народ, но все же "у них" и то не так, и это не этак, то есть хуже. Иронически воспринимал и воспринимаю расхожую фразу, когда апеллируют к "здоровой части общества", но вот тут, пожалуй, это выражение вполне уместно. Ибо именно здоровая часть общества всегда с недоумением отвергает это размежевание и противопоставление, другую же часть иначе, как в определенной мере больной, пожалуй, и не назовешь.

Тем не менее "межрайонный фактор" во внутриполитической жизни Абхазии постоянно приходится учитывать. В 70-80-е годы прошлого века в совпартноменклатуре были неофициально расписаны не только абхазские, грузинские, русские и армянские "места", но и тщательно соблюдался кадровый баланс между бзыбцами и абжуйцами. Забота об этом балансе перекочевала и в постсоветские времена. Вот почему многие с ужасом восприняли тот факт, что на президентских выборах 2009 года поначалу было выдвинуто четверо кандидатов – и все абжуйцы. Перекос! И лишь потом выдвижение пятого – бзыбца Заура Ардзинба – успокоило, наверное, ревнителей этого баланса. Новая проблема возникла перед выборами нынешней весной спикера парламента Абхазии пятого созыва. Президент и председатель кабинета министров – бзыбцы по происхождению, значит, спикером должен был, по идее, стать абжуец. Однако исполнительная власть после интенсивных консультаций остановила свой выбор для рекомендации депутатам на бзыбце Валерии Бганба. И что? Хляби небесные не разверзлись, ничего страшного не случилось…

Но люди, зацикленные на теме "районного превосходства", нет-нет, да и привлекут к себе внимание всего общества, взбудоражат его… По прочтении этой книжонки, как всегда бывает, когда сталкиваешься с чем-то таким же вызывающе-провокационным, я пребывал в некоторой растерянности. С одной стороны, хотелось незамедлительно откликнуться, чтобы возразить, опровергнуть, высмеять. С другой – автор провокации только ведь и мечтает о пиаре, зачем же лить воду на его мельницу, не самое ли мудрое здесь – "заговор молчания" вокруг книжонки? Однако состоявшееся недавно совещание у президента Абхазии, репортаж о нем на Абхазском телевидении, вызвавший взрыв комментариев на интернет-сайтах, сняли тут, как говорится, все вопросы, и стало ясно, что откликаться надо. А президент, думаю, не мог не отреагировать, учитывая целый ряд обстоятельств…

Как сообщило ГИА "Апсныпресс", "на рабочем совещании у президента Александра Анкваба, где обсуждались текущие вопросы, была затронута и тема брошюры, автор которой обвиняет известных абхазских писателей Джуму Ахуба и Алексея Гогуа в фальсификации истории и "очернении" выдающихся деятелей Абхазии Нестора Лакоба и Владислава Ардзинба. "Я прочел эту брошюру вчера. Не ясно, кто ее действительный автор, но она представляет собой очень недобросовестный материал, вольную интерпретацию исторических фактов и выдергивание цитат из контекста", – заметил президент. "Это просто нечистая, грязная попытка в XXI веке в Абхазии, которая прошла тяжелейший путь и начинает развиваться в новом качестве, найти то, что позволит выяснять отношения внутри. Я не сомневаюсь в том, что никакой идеи показать историю в ее объективном виде, конечно же, нет… Пытаться сегодняшним взглядом оценивать деятельность известных людей - это очень не обдумано. Так вольно оценивать деятельность Е. Эшба, Н. Лакоба. Дошли и до Д. Гулиа. Оказывается, он тоже не наш. Смешно просто", – сказал Александр Анкваб.

Президент отметил, что он ознакомился и с другим материалом, который якобы является приложением к данной брошюре. "Появился уже другой материал, где оценивается качества бзыбских и абжуйских абхазов. Это сумасшествие отдельных людей, которые, наверное, стремятся эти качества приписать всем нам.... Это кретинизм в квадрате", – сказал президент.

Участвовавшие в совещании премьер-министр Леонид Лакербая, секретарь Совбеза, историк Станислав Лакоба, а также за несколько дней до этого в своем интернет-блоге парламентарий, Герой Абхазии Аслан Кобахия тоже выразили свое возмущение и «чувство брезгливости» к книжонке, написанной с позиций "превосходства" бзыбцев над абжуйцами. Немаловажно отметить то, что все они по происхождению – бзыбцы.

Я употребил выше слово "провокация". Но тут требуется уточнение. Бывает осознанная, тонко рассчитанная провокация. Но бывает и другая, идущая не от ума, а от глупости человеческой, от интеллектуальной ущербности. Создатели скандального американского фильма "Невинность мусульман" вряд ли рассчитывали, что в результате появления отрывков из него в интернете погибнут их соотечественники, в том числе посол США в Ливии Крис Стивенс. Но их тупой фанатизм, стремление во что бы то ни стало обнародовать свою "правду", в том числе фанатизм пресловутого пастора-пиромана Терри Джонса, любителя сжигать Коран, наложились на действия мусульманских фанатиков и привели к тому, к чему привели.

В нашем случае, не сомневаюсь, второй тип провокации.

Практически все интернет-комментаторы в Абхазии говорили о книжонке резко негативно, но подавляющее большинство – опираясь лишь на слова читавших ее и тут же признаваясь, что сами ее не читали. И многие из них, как водится, усматривали здесь "грузинский след", высказывали убеждение, что это тщательно продуманная вражеская провокация, рассчитанная на раскол нашего общества по региональному признаку. Другие (и я с ними абсолютно согласен) возражали им и объясняли, что анализ текста брошюры не оставляет сомнений: писалась она, или по крайней мере, материал для нее собирался, у нас, что это чисто абхазские "разборки". Очень трудно поверить в существование столь извращенного ума в Грузии, который сочинил бы подобный текст, где в качестве главного пункта обвинения к "предателям" фигурирует их прогрузинская ориентация. Другое дело, что враги Абхазии не преминут с удовольствием воспользоваться любой подобной заварушкой в абхазском обществе, если она возникнет: ведь это для них такая золотая жила!

На одном из сайтов прочел: "Есть те, кто верят, что в этой книге написана правда! Говорю это, основываясь на сегодняшнем обсуждении ее в универе... Кто знает, может, если бы я не прочла ваши обсуждения, тоже могла поверить". Не правда ли, красноречивое свидетельство того, что опасность таких вбросов в массовое сознание нельзя недооценивать? Кстати, по словам продавца одного из газетных киосков, про книжку эту усиленно спрашивают.

На основе анализа текста этой брошюры, изданной, как утверждается в выходных данных, тиражом 600 экземпляров в Сухуме издательством "Аиаша" (подписано в печать 22. 06. 2012), я сделал пока такие выводы и предположения.

Печаталась и редактировалась брошюра, скорее всего, где-то на просторах России. В пользу первого из этих выводов говорит то, что автор, скрывшийся под псевдонимом (вполне, конечно, благоразумно, понимая всю меру своей ответственности), наверняка не осмелился бы рисковать и печатать ее в одной из немногих типографий Абхазии, где возможно издание на таком вполне приемлемом полиграфическом уровне. Если кто и взялся бы печатать у нас, то слишком высока была вероятность утечки информации об авторе… В пользу второго вывода – редактирования в России – свидетельствует тот факт, что в брошюре, как и в целом в российских изданиях, постоянно склоняются абхазские фамилии, которые оканчиваются на гласный звук (Лакоба, Эшба, Ардзинба, Ахуба и др.). Это соответствует правилам русского языка, если речь идет о мужской фамилии, но не соответствует традициям печати на русском языке в Абхазии, где такие фамилии никогда не склонялись (ну как, в самом деле, будешь склонять фамилию, скажем, Кураскуа?)

В предисловии к брошюре автор обвиняет своих оппонентов в том, что их деятельность "никак не укрепляет единство нашего народа", подразумевая то самое региональное противопоставление. Но это чистой воды фарисейство, учитывая, что основаны его выводы лишь на ряде критических замечаний оппонентов (в о-очень вольном пересказе Х. Гечба) в адрес того или иного деятеля, сам же он в своей брошюре предлагает читателю целый ряд глав, посвященных "предателям Абхазии", говорит и о других подобных им, и все (!) они оказываются представителями одного региона, абжуйцами – начиная с известного государственного деятеля 20-30-х годов прошлого века Ефрема Эшба. Среди этих деятелей фигурируют и те, которые, как хорошо известно в абхазском обществе, действительно оставили в народе недобрую память, в частности своей политикой пресмыкания перед тбилисскими властями. Но почему бы не включить, хотя бы для приличия, в этот ряд и выходцев из другого региона, ведь такие тоже были, и их имена тоже известны? И вообще вся брошюра пронизана духом того самого "регионального противопоставления", против которого Х. Гечба якобы выступает.

Это лишь некоторые впечатления, возникшие по прочтении книжонки, далекие от глубокого и всестороннего ее анализа. Такой анализ еще, конечно, будет, и в первую очередь общество ждет его от наших историков, так как про некоторые факты, излагаемые в ней, не знаешь, что и сказать: было, вообще, что-то подобное или нет. Соответствующее письмо, как сказал Александр Анкваб на совещании, должно быть направлено в Абхазский институт гуманитарных исследований с просьбой дать комментарий к брошюре, чтобы "успокоить общество".

А еще, конечно, в обществе надеются, что будет установлена личность, скрывающаяся под псевдонимом Хасан Гечба. Публика, как говорится, требует: "Автора!"

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG