Accessibility links

"Правительство, которое ненавидит свой народ"


Тбилиси, 19 сентября 2012. Акция протеста против жестокого обращения с заключенными. На фото: мать осужденного держит фотографию сына, который стал инвалидом в результате полученных в тюрьме побоев

Тбилиси, 19 сентября 2012. Акция протеста против жестокого обращения с заключенными. На фото: мать осужденного держит фотографию сына, который стал инвалидом в результате полученных в тюрьме побоев

ПРАГА---Два месяца назад после четырехлетнего заключения из тюрьмы вышел профессор, бывший заведующий кафедрой Тбилисского технического университета Омар Куцнашвили. Отец известного грузинского адвоката Закарии Куцнашвили считает, что он был арестован по политическим мотивам за собственную деятельность и деятельность сына. Омар Куцнашвили рассказал Кети Бочоришвили о том, с чем он столкнулся в заключении.

Кети Бочоришвили:
Батоно Омар, о вас упоминают как о человеке, который был в заключении по политическому признаку. Почему?

Омар Куцнашвили: Потому что мой сын Закария всегда был очень активен и в гражданском обществе, и в политике. Он выступал за права человека, всегда защищал права людей и поэтому он активно выступал против этого режима; он с самого начала лучше всех знал и изнутри, и извне, что они из себя представляли. У них совершенно другие цели, вся их работа опирается на личные амбиции, об этом мы знали, поэтому мы, он и я, выступали прямо, открыто. Мы предупреждали общество, я выступал перед большой аудиторией у нас в Техническом университете (я заведовал кафедрой), предупреждал народ, какие у них цели. Своими репрессивными способами управления они довели до такого состояния страну и народ!

Кети Бочоришвили: Насколько нам известно, им удалось подкопаться под ваш бизнес. Как это произошло?



Омар Куцнашвили: Ну, потому что у нас был самый открытый, самый честный бизнес. Я создал компанию международного класса, мы первые из республик бывшего Советского Союза получили сертификат ISO. У нас была очень большая программа для развития инженерного дела - помочь науке, помочь практике. Они этого, конечно, не хотели. Их политика была против своего народа, против развития.

Кети Бочоришвили: Какую статью вам вменили? Присвоение средств заказчика и фальсификация документов, правильно?

Омар Куцнашвили: Сначала да, были у них такие намерения, но это не прошло, потому что такого не было. Это сняли. Потом просто инкриминировали фальсификацию документа – инвойса. Одна страница, один-единственный инвойс послал в Вашингтон, и оттуда мы получали через заказчика по «Миллениуму» деньги. Вот эту бумагу, инвойс, они посчитали фальшивкой.

Кети Бочоришвили: Расскажите, пожалуйста, в каких условиях вам пришлось провести эти четыре года в тюрьме?

Омар Куцнашвили: Один год я провел в Глданской тюрьме, а три года в Ортачальском учреждении.

Кети Бочоришвили: Первый год вы провели именно в той Глданской тюрьме, вокруг которой сейчас и разразился скандал?

Омар Куцнашвили: Да.

Кети Бочоришвили: В каких условиях содержали вас и тех, кто сидел вместе с вами? Что-нибудь похожее вам удавалось видеть из того, что сегодня буквально всколыхнуло страну?

Омар Куцнашвили: Нет. Они знали, что у меня была поддержка, меня поддерживали (я очень благодарен всем журналистам, юристам, адвокатам), и они обращали внимание на это, они знали, что я политический заключенный, поэтому боялись, и передо мной они ничего такого не делали.

Кети Бочоришвили: То есть вы хотите сказать, что если дело заключенного не нашумело, если он не находится как бы под прицелом общественного внимания, и если заключенный совершенно беззащитен, не имеет спины, то с ним могут сделать все что угодно?

Омар Куцнашвили: Да, конечно, безусловно. В том случае, если у тебя есть поддержка извне, тогда, конечно, ты более или менее защищен. В противном случае они могут все сделать, и делают все. Да, безусловно, заключенные всегда рассказывают, что у них происходит, как их ругают, как их бьют и т.д., всегда рассказывают, они не скрывают. Совершенно здоровые молодые люди становятся калеками, на колясках - не один, не два, не три, - очень многих таких, к великому сожалению. Это их правила – репрессивные режимы иначе не могут действовать, только такими методами они добиваются своего, добиваются, чтобы молчали, чтобы их родители, их семьи молчали, а потом на выборах заставляют их давать им голос и т.д. Вся власть стоит на этом – на репрессиях, на криминале. Я не представляю страну, где вот такое правительство, которое ненавидит свой народ так, как наша власть, это просто трудно представить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG