Accessibility links

Почему контроль оказался неэффективным?


Правозащитники уже давно говорят, что в грузинских тюрьмах царит беззаконие

Правозащитники уже давно говорят, что в грузинских тюрьмах царит беззаконие

О том, что в тюрьмах Грузии царит беззаконие, правозащитники постоянно говорят уже продолжительное время. Эксперты утверждают, что у государства практически нет структур, которые могли бы осуществлять контроль над ситуацией в пенитенциарных учреждениях. Кто имел возможность посещать места заключения в Грузии? И почему их деятельность оказалась неэффективной?

Безграничное возмущение положением заключенных в тюрьмах власть выразила лишь после того, как население Грузии увидело кадры физических истязаний и сексуального насилия над заключенными, в том числе и над несовершеннолетними. В то же время об этих фактах грузинские правозащитники во весь голос кричат уже много лет. Еще 3 сентября они обращались к президенту Грузии, попросив главу государства усилить контроль над тюрьмами, восстановить совет общественного наблюдения, который был упразднен по решению президента. Но на заявление правозащитников Саакашвили не отреагировал. Под обращением подписались представители тринадцати НПО. В документе подчеркивалось, что созданный при аппарате Народного защитника Национальный механизм предотвращения пыток – это единственная структура, члены которой могут посещать тюрьмы круглосуточно. Возможностей у этой группы для мониторинга всех тюрем Грузии не хватает.

Однако глава Департамента предотвращения и мониторинга при аппарате Народного защитника, руководитель Национального механизма предотвращения пыток Натия Имнадзе говорит, что проблем с кадрами у них нет. В эту группу входят как сотрудники аппарата омбудсмена, так и 25 приглашенных экспертов.

"Думаю, для сбора информации этого было достаточно. У нас возникали проблемы после того, как мы предоставляли информацию тем органам, которые должны были ее обработать и использовать. Имею в виду прокуратуру, следственные органы. Там эта информация терялась".



Посещать тюрьмы Грузии может еще одна структура – Комиссия постоянного мониторинга при парламентском комитете по правам человека. Она была создана в 2009 году по инициативе депутата от оппозиции Дмитрия Лорткипанидзе. В группу из двух человек на паритетных началах вошли представители правящей партии и оппозиции - Эка Херхеулидзе и сам Лорткипанидзе. Но пребывание оппозиционера в комиссии продлилось лишь около10 месяцев:

"По каждому факту правонарушения у меня была возможность делать заявления. Видимо, "Национальному движению" показалось излишним то, что я выносил информацию из пенитенциарной системы. У меня отобрали это право, объяснив принципом ротации. Меня заменили членом "Национального движения". Второй член группы также был членом правящей партии. До сих пор Эмзар Гелашвили и Арутюн Ованесян остаются членами этой комиссии, которая не опубликовала ни одного промежуточного заключения. Более того, не делала конкретного заявления по поводу сотен жалоб".

Согласно регламенту парламента, круглосуточно посещать тюрьмы Грузии может лишь председатель парламента Давид Бакрадзе. Что касается остальных депутатов, то для этого им необходимо получить разрешение у спикера. Но прежде их просьбу рассматривает юридический комитета или комитет по правам человека. Только после всех этих бюрократических проволочек Бакрадзе, если сочтет нужным, может предоставить одноразовый пропуск.

Как говорит Лорткипанидзе, все это делает пенитенциарную систему закрытой. Вместе с тем депутат напоминает, что, согласно международным стандартам, для контроля пенитенциарной системы в стране должны существовать, как минимум, три независимых комиссии.

Эта ситуация часто ставит в тупик адвокатов. Именно поэтому им приходится искать помощь за пределами страны. Говорит юрист Центра по правам человека Нино Андриашвили:

"99 процентов дел я направляю в Европейский суд по правам человека. Это потому, что по фактам бесчеловечного обращения и пыток в Грузии я не могу достичь результата. Имею в виду своевременное расследование, фиксирование следов повреждений. После моего заявления следователь к заключенному заходил лишь через восемь месяцев. К этому времени следы повреждений у пострадавшего исчезали. Экспертиза теряла смысл".

Несмотря на требования правозащитников, представители власти не видели смысла в создании дополнительных механизмов для контроля над ситуацией в тюрьмах. Об этом в одном из интервью грузинской службе Радио Свобода заявила представитель Минюста Баия Патарая. Она отметила, что созданной при аппарате Народного защитника группы достаточно, тем более что в нее входят и общественные организации. Вместе с тем она призвала не забывать и о тюремной безопасности.

Изменит ли власть свое мнение после скандальных кадров насилия над заключенными, вероятнее всего, покажет ближайшее будущее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG