Accessibility links

Сквер как польская память о "Добром Махарадже"


Добрый Махараджа со спасенными польскими детьми (скриншот Outlookindia.com)

Добрый Махараджа со спасенными польскими детьми (скриншот Outlookindia.com)

Один из центральных скверов Варшавы назван именем махараджи Дигви Джея Сингджи, которого в Польше называют "Добрый Махараджа".

В Варшаве уже есть лицей имени Доброго Махараджи – это почетное звание было присвоено школе на улице Бернадской в 2000 году. Махараджа посмертно награжден президентом Польши Брониславом Коморовским Командорским Крестом Ордена заслуг. В декабре 1941 года махараджа Джам Шри Дигви Джайсинхджа Ранджитсинджа Джадей, правитель Наванагара, принял на своих землях, а потом и усыновил несколько сотен польских детей, в конце тридцатых годов интернированных советской властью в Сибирь. На средства махараджи в Индии и в Ашхабаде были открыты польские детские дома. Петицию к городским властям Варшавы с просьбой увековечить память Доброго Махараджи собирали школьники носящего его имя лицея. Вот что в интервью польскому радио говорила директор лицея Кристина Старчевска:

- Джем Сахиб во время Второй мировой войны принял у себя (а потом попросил и других махараджи, чтобы они сделали то же самое) польcких детей, которые освободились из советских лагерей в Сибири. Тысячи поляков после выполнения положений пакта Молотова-Риббентропа были депортированы советскими властями с территорий, занятых Красной армией, в Сибирь и на Дальний Восток. Когда Гитлер напал на Советский Союз, многие из оказавшихся в Сибири польских граждан приняли участие в формировании добровольческой армии генерала Андерса, сражавшейся против немцев. Эту армию вооружала и политически поддерживала Москва. Из лагерей и поселений таким образом вышли тысячи детей солдат, часть из них уже потеряла родителей, многие были больны, истощены от холода и голода. Неизвестно было, что с ними делать. Тогда добрый махараджи предложил свою помощь – он принял тысячу детей, а остальных приняли другие махараджи. Всего – около пяти тысяч человек. Во время войны махараджа содержал польских детей, учил их и лечил. Дал им возможность получить польское образование и придерживаться католической веры, дал возможность воспитания в польском духе на индийской земле. После войны власти ставшей коммунистической Польши потребовали возвращения детей. Но многие из них знали, что на самом деле Польша находится под влиянием СССР, что она не является полностью независимой и не хотели возвращаться. Тогда махараджа формально усыновил их, сотни, и таким образом дал возможность выехать, куда они пожелают. Мы знаем имена этих людей, его воспитанников, поскольку время от времени в нашей стране проходит так называемый "съезд индийцев" - так они себя сами называют. Эти люди живут в Канаде, США, южной Африке, Австралии, куда выехали после войны. А некоторые живут в Польше.
О Польше махараджа услышал впервые в 1920-е годы, когда познакомился в Швейцарии с польским композитором и общественным деятелем Игнацы Педеревским, которым вел с сэром Дигви разговоры судьбах своей родины. Махараджа был знаком также с выдающимся польским военачальником генералом Владиславом Сикорским.

Сиятельный махараджа индийского княжества Наванагар сэр Дигви Джей Сингджи был необычным представителем индийской феодальной аристократии. В его личности, вопреки знаменитой ремарке Киплинга, сошлись Восток и Запад. С одной стороны, это был потомственный индийский правитель, практически самодержавно правивший своим княжеством, с другой – англофил, ставший воплощением традиционного английского джентльмена еще довоенной выделки. Этим он был прежде всего обязан английскому образованию и воспитанию. Будущий махараджа учился в Малвернском колледже, а затем в Университетском колледже в Лондоне. Свое время он делил между Индией и своим обширным поместьем в английском графстве Суррей. Служба в британской армии, где он дослужился до звания генерал-лейтенанта, также немало способствовала его приобщению к английской традиции и культуре. Наследовав своему дяде-махарадже, который вошел в историю крикета как один из величайших игроков, новый правитель Наванагара наследовал и страсть своего предшественника к этой национальной английской игре и даже возглавил Индийский крикетный совет. Тем не менее, этот образцовый английский джентльмен, которого британский король возвел в 1935 году в рыцарское достоинство, оставался индийским патриотом. Он был убежденным сторонником независимости Индии и одним из немногих индийских махарадж, приветствовавших провозглашение ее независимости в 1947 году, хотя это грозило передачей власти в княжестве центральному правительству. Махараджа Наванагара стал в Британии легендарной личностью, приютив в своем княжестве во время Второй мировой войны польских детей-беженцев, попавших в Индию из Советского Союза.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG