Accessibility links

Тбилиси портит жизнь абхазскому МИДу


Характер конфликта переводится из этнополитической плоскости в политическую

Характер конфликта переводится из этнополитической плоскости в политическую

Тему встречи определили уже давно. Члены Общественной палаты не раз акцентировали свое внимание на том, как идет продвижение интересов Абхазии на международной арене. В связи с этим и возникла мысль провести встречу с представителем МИДа, который разъяснил бы принципы внешней политики нашей страны. Ираклий Хинтба, заместитель министра внешнеполитического ведомства Абхазии, отметил, что, несмотря на отсутствие формально закрепленного документа, определяющего основные направления внешней политики, работа в МИДе ведется по вполне определенным векторам и принципам.

"Принцип уважения к Абхазии заключается в том, что мы не рассматриваем те документы, которые поступают к нам, где, например, есть неверное наименование топонимики Абхазии. Мы стараемся делать так, чтобы страны и организации, с которыми мы сотрудничаем, ощущали наличие государственного подхода. Кроме того, мы избрали стратегию постоянного напоминания о себе".

Ираклий Хинтба рассказал о структурных изменениях в ведомстве, которые произошли после смены прежнего руководства МИДа. Он отметил, что в министерстве возникли новые отделы, работающие по территориальным направлениям. Кроме того, замминистра сообщил об обновлении 40% кадрового состава ведомства.

Более подробно Хинтба остановился на проблеме, о которой сегодня много говорится в политических кругах в связи с обозначением характера отношений между Абхазией и Грузией, в частности утверждения, что сегодня конфликта между двумя странами уже нет. Кроме того, как подчеркивает Хинтба, нивелируется сам характер конфликта – переводится из этнополитической плоскости в политическую.

"Мы же утверждаем, что наш конфликт – этнополитический, что означает наличие этнического компонента, фактора этнической невозможности сосуществования в одном государстве. Это конфликт ценностный, конфликт идентичностей. Абхазский народ – полиэтнический, может проживать только в независимом государстве. Говоря о том, что конфликта сегодня не существует, мы играем на руку грузинским властям. Потому что это означает, что мы достигли всего, чего хотели, что нам больше ничего не нужно, что нам не нужно дальнейшее международное признание, что мы не видим, насколько Грузия сегодня активизировалась в плане диверсионно-террористической деятельности, в плане идеологическом, в плане того, чтобы просто уничтожить любые перспективы на легитимацию в более широком смысле в мире".

Еще одну тему, которая вызвала интерес слушателей, Ираклий Хинтба обозначил как блокирование Грузией всяческих попыток Абхазии наладить диалог с зарубежными партнерами в какой бы то ни было области. Отвечая на вопрос члена Общественной палаты Надежды Венедиктовой, является ли именно Запад главным адресатом усилий МИДа Абхазии в налаживании контактов, Ираклий Хинтба ответил:

"Мы пока не можем никак переориентировать наших европейских коллег на то, чтобы целью той помощи, которая планируется для Абхазии, все-таки было развитие самого абхазского общества, а не укрепление мер доверия или чего-то там еще. Мы видим, что, как только речь идет о том, что надо вложить деньги в развитие Абхазии, то, что называется "development" в программах развития Абхазии, тут же происходит полное торможение какой-либо активности. К сожалению, всему этому сильно препятствует грузинская сторона. Грузинский подход к блокированию наших контактов настолько ревностный, мелочный. Где бы мы ни появились, мгновенно появляется делегация из Грузии с деньгами, с угрозами, с подарками, везде, в любой точке земного шара".

После доклада Ираклия Хинтба члены Общественной палаты обсудили проблемы внешнеполитической стратегии Абхазии. Многие из них высказали свою точку зрения по различным аспектам в данной плоскости.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG