Accessibility links

ПРАГА---Очень непростую предвыборную ситуацию мы сегодня обсуждаем в прямом эфире с политологом, конфликтологом, членом «Республиканской партии» Паатой Закареишвили.

Олег Кусов:
Паата, прежде чем мы начнем разговор, я предлагаю вам послушать еще один наш материал о накале предвыборной обстановки в Грузии. Как мы уже сказали, нападения сторонников одних партий на своих оппонентов, и наоборот, говорит о том, что страсти накаляются. Вчера ночью нападению подвергся и Буба Двали, заместитель главы избирательного штаба мажоритарного кандидата от коалиции «Грузинская мечта» Мамуки Арешидзе. И хотя пока не установлено, какими мотивами руководствовались те, кто нападал на него, - личными или политическими, - сам Мамука Арешидзе не сомневается, что именно последними, то есть политическими. С ним беседовала моя коллега Кети Бочоришвили. Давайте послушаем эту беседу.

Кети Бочоришвили: Расскажите, пожалуйста, что произошло?



Мамука Арешидзе: Вчера ночью мы закончили работу в гардабанском штабе и оттуда вернулись в Тбилиси, потом разъехались по домам. Буба Двали поехал к себе домой в район Мухиани. Когда он подъехал к своему дому, он увидел, что около многоэтажки стоит машина, белая «Шкода». На них в основном сотрудники Министерства внутренних дел разъезжают. Машина была с тонированными стеклами и с транзитными номерами. Он подготовился к самому худшему. Подошел к двери своего подъезда, а там, прислонившись к дверям, стоит женщина, лица не видно. Он подумал, что этой женщине плохо и спросил, что с ней происходит. Она развернулась и плеснула ему в лицо каким-то химикатом. Состав мы так и не установили. В общем, он был ослеплен. По заведенному мотору он понял, что женщина уехала на этой машине.

Кети Бочоришвили: А как правоохранительные органы отреагировали на эту историю?

Мамука Арешидзе: Семья вызвала «скорую», которая затем вызвала патрульную машину. Патрульная машина не приехала, это симптоматично, кстати. «Скорая» перевезла его в больницу, куда мы все приехали. Из больницы позвонили в полицию – оттуда все равно никто не приехал. Мы там пробыли до 5-6 часов утра, и полиция не отреагировала никоим образом. Если бы они не отреагировали на наш звонок, было бы понятно – оппозиция звонит, и они не реагируют, но они не реагировали на звонки врачей. То есть они говорили, что приедут, но не приехали. Сегодня утром ему сделали все нужные процедуры. Врачи нам сказали, что, правда, это не кислота, но все-таки ситуация сложная, и он временно не сможет функционировать. Мы так и поняли, что его хотели не убить, скажем, а вывести из строя.

Кети Бочоришвили: По-вашему, какая мотивация была у этих людей?

Мамука Арешидзе: Я объясню, какая мотивация. Буба был важным членом нашего штаба. Он насолил местному районному руководству тем, что смог убедить нескольких очень важных людей в районе, чтобы они не поддерживали кандидатов власти.

Кети Бочоришвили: Мамука, в целом, как вы думаете, что вызывает в последние дни такую агрессию со стороны и сторонников правящей партии, и членов этой партии?

Мамука Арешидзе: Они понимают, что они никак не смогут добиться того результата, какого хотят. Они хотят не только выиграть выборы, они хотят выиграть с большим перевесом, чтобы взять конституционное большинство, то есть набрать более 61 процента. Ну и соответствующе действуют. После тех видеокадров, которые показывали наши телеканалы, они на глазах теряют своих приверженцев. Многие наши рядовые члены арестованы за последние два дня. Идет срыв плакатов, порча технику. Например, наши шесть машин испортили за последнее время. Избиение журналистов, нападения на их машины. Попытка вывести из строя ведущих специалистов разных штабов. Вот такая ситуация.

Кети Бочоришвили: Учитывая эту картину, которую вы сейчас описали, какие шансы, по-вашему, есть у правящей партии?

Мамука Арешидзе: Они попытаются добиться того, чтобы слаженный механизм местных штабов действовал со сбоем. Они уже на Тбилиси не рассчитывают, они на большие города не рассчитывают, они все еще рассчитывают на регионы с национальным меньшинством. На национальные меньшинства давление идет тотальное: их пугают, шантажируют, в ход идут любые средства. Для них главное – победить в тех районах, где живут национальные меньшинства. И сфальсифицировать, естественно, выборы, потому что многие люди уехали. Для них главное – победить вот таким образом в регионах. Это Самцхе-Джавахети в первую очередь и это Квемо Картли.

Олег Кусов: С Мамукой Арешидзе беседовала Кети Бочоришвили. Паата, скажите, пожалуйста, нынешние действия властей о чем говорят? Можно ли ожидать более масштабную кампанию арестов и задержаний, на ваш взгляд?

Паата Закареишвили: Я считаю, что со вчерашней ночи поведение властей резко изменилось. О вчерашней ночи можно сказать, что это была «варфоломеевская ночь». То есть по всей Грузии ночью проехались представители «Национального движения», везде срывали плакаты, лезли, можно сказать, на рожон. Вызывали на провокацию представителей оппозиционных сил, особенно «Грузинской мечты». Я нахожусь в Цхалтубо, в районном центре недалеко от Кутаиси, здесь сам председатель городского совета Цагареишвили избил трех девушек, которые расклеивали плакаты «Грузинской мечты». И он говорит, что ему плевать на закон, он хозяин в Цхалтубо, ему неважно, какой закон существует в Грузии о том, можно ли расклеивать где-нибудь плакаты. То есть они вызывающе себя ведут. Явно они находятся в панике, в истерике. После известных публикаций видеоматериалов о ситуации в тюрьмах они поняли, что теряют все. Раньше, когда мы говорили, что у них есть выбор – или остаться в оппозиции, или сесть в тюрьму, - у них были шансы остаться в оппозиции. И они тоже думали, что они или победят, или останутся в оппозиции. Сейчас победа от них ускользает однозначно. И у них замаячила перспектива тюрьмы. Тогда они забеспокоились, запаниковали. Они поняли, что могут потерять даже шансы попасть в оппозицию, то есть быть оппозицией в парламенте. На поверхности вся их преступная деятельность, не об оппозиции может идти речь, а о том, что они попадут в итоге в тюрьму, против них начнутся уголовные преследования. И именно из-за этой паники у них истерика, и они не знают, что им делать, и ошибку за ошибкой допускают.

Олег Кусов: Паата, если начнется разнузданная кампания против оппозиции, неделя осталась до выборов, власть может дискредитировать своих оппонентов?

Паата Закареишвили: Нет, они уже потеряли время. Их поезд ушел, как образно говорит сам Саакашвили, он очень часто любит образ поезда использовать. Их поезд уже ушел, то есть слишком мало времени осталось, чтобы они исправили положение. Как лавина идет против них общественное недовольство. Студенты, которые за последние четыре года не проявляли никакой активности, вышли на улицу. То есть они не успевают восстановить ситуацию, и первое октября, день выборов, неумолимо приближается, и они в панике, и не знают, как спасать себя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG