Accessibility links

Брат останется братом


Геноцид черкесов и трагедия абхазского народа, вынужденного отправиться в махаджирство, – это результат одних событий

Геноцид черкесов и трагедия абхазского народа, вынужденного отправиться в махаджирство, – это результат одних событий

В последнем номере газеты "Эхо Абхазии" репортаж о прошедшем в Сухуме митинге солидарности с черкесами Сирии был дан в сопровождении цветного рисунка художника Зураба Гицба. На нем изображены сидящие на деревянной скамье и оживленно беседующие черкес в папахе и абхаз в башлыке и еще некто в сванке, который снизу, высунувшись из люка подземной коммуникации, напряженно пилит ножовкой между ними сиденье этой скамьи. Надпись к рисунку гласит: "Если бы все черкесы и абхазы знали, какие мощные пропагандистские ресурсы брошены в Тбилиси на то, чтобы разъединить наши народы!"

Взгляд художника отразил весьма распространенное сегодня в Абхазии представление о том, что именно усилия тбилисских политиков привели к тому, что между черкесами (адыгами) и абхазами в последнее время появились какие-то "непонятки". Вообще, конечно, с присутствием этого фактора спорить трудно. То, что тбилисская пропагандистская машина усиленно работает на черкесском направлении, общеизвестно, и элементарная логика подсказывает: при неурегулированности грузино-абхазского конфликта грузинская сторона весьма заинтересована в том, чтобы "переориентировать" черкесов, которые были ближайшими союзниками и соратниками абхазов во время войны 1992-1993 годов. Как заявил недавно президент Абхазии Александр Анкваб, "за Ингуром очень плотно занимаются черкесским вопросом… На то, чтобы посеять недоверие и вражду между Абхазией и народами Северного Кавказа (из-за океана с подачи Грузии) выделяются огромные средства".

Вместе с тем в абхазском обществе все к большему числу людей приходит понимание, что сводить проблему только к этому фактору было бы неверно. "Уделяя меньше внимания проблемам наших друзей, общению с ними, – сказал на упомянутом митинге перед зданием Госкомитета по репатриации РА в Сухуме парламентарий Ахра Бжания, – мы позволили нашим недругам методично вбивать клин между нами, сеять очаги недоверия и разобщенности… Винить нам в этом некого, кроме самих себя. Будучи независимым государством, Абхазия может и должна более уверенно играть свою роль в черкесском мире, способствуя процессам взаимопонимания и взаимопомощи в регионе".



Двумя днями раньше на слушаниях в Общественной палате по теме "Стратегия внешней политики Республики Абхазия" после того, как завязался разговор о "черкесском вопросе", заместитель министра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба сказал, что МИД Абхазии собирается обсуждать возможную стратегию по снятию проблемных вопросов в наших взаимоотношениях с братскими народами Северного Кавказа. Кому-то очень хочется, чтобы произошел разрыв в наших отношениях. Возможно, мы на каком-то этапе упустили этот вопрос из виду. Сегодня эта проблема становится политическим инструментом. Грузия, Соединенные Штаты, а также оплаченные провокаторы в сети интернет работают на ухудшение абхазо-адыгских отношений. Эти провокаторы, которые в основном живут не в России, пишут оскорбительные вещи об абхазах похлеще грузин.

Так что же это за упущения и ошибки абхазской стороны, о которых говорят и оппозиционный политик, и замминистра? Я не могу, естественно, конкретизировать за каждого из них, могу лишь порассуждать на эту тему и высказать некоторые свои предположения и соображения.

Касаясь в последние год-два абхазо-черкесской полемики в интернете, я неизменно писал о ней с недоумением, как о явлении неестественном и даже абсурдном, ибо совершенно не понимал (да и не понимаю), какие у наших противоречий могут быть реальные основания. По-простому говоря, нам нечего делить, в отличие, скажем, от ситуации в грузино-абхазских отношениях. Ну, в самом деле, не будут же здравомыслящие люди устраивать "разборки" по поводу того, какие племена – абхазские или адыгские – жили полтора столетия назад в районе нынешней Красной Поляны, ведь это чисто академический вопрос. Но нашлись люди, которые азартно бросились выяснять это в свете софитов…

В любом человеческом сообществе есть, как известно, определенный процент вздорных людей, которые способны устроить свару на ровном месте. И гораздо больший, увы, процент тех, кто, думая об интересах своего сообщества, не хочет и не может понять, что в каких-то моментах интересы другого, дружественного сообщества могут с ними расходиться. Поэтому с уверенностью могу предположить, что некоторые черкесы надеялись на признание абхазскими властями геноцида черкесского народа со стороны Российской империи. Думаю, однако, что большинство черкесов понимают: Абхазия сегодня находится не в том положении, чтобы предпринимать такой шаг, который, к великому сожалению, Кремль, скорее всего, воспринял бы как недружественный. Россия, думается, должна прежде всего сама прийти к необходимости признания преступлений царизма перед кавказскими народами.

В то же время в абхазском обществе все чаще раздаются голоса о том, что не дело нам продолжать тут отмалчиваться. В недавней своей статье "О совершенствовании отношений между абхазами и адыгами" абхазский общественный деятель Беслан Кобахия пишет:

"В 90-е годы парламенты Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи обсуждали этот вопрос на своих заседаниях и ими были приняты соответствующие решения по признанию этой трагедии. Парламентом Абхазии также было принято решение о трагедии абхазского народа, вынужденного отправиться в махаджирство. По моему глубокому убеждению, у наших народов не было разных трагедий. События 150-летней давности – это результат одних событий, и разделять эти трагедии на свои и чужие просто преступно. Мне кажется, что парламент Абхазии мог бы принять соответствующее заявление по этому поводу, в котором нужно четко обозначить неразрывность судеб абхазского и адыгского народов, дать четкую трактовку трагическим событиям XIX века. И сделать это не в конфронтационном смысле с Россией, а для того, чтобы в будущем больше не повторялось".

Немало обид с черкесской стороны стало в последние годы высказываться по поводу того, что по действующему закону Республики Абхазия "О гражданстве" право автоматического получения гражданства имеют абхазы, абазины, убыхи, шапсуги. А как же остальной черкесский мир, спрашивают критики этого закона. Беслан Кобахия в той же статье предлагает следующее:

"Первый вариант – прописать в законе о гражданстве положение, по которому претендовать на гражданство Абхазии могут все представители абхазо-адыгского мира без перечисления национальностей.

Второй вариант – изъять из закона о гражданстве существующую норму, а предоставление гражданства всем претендентам независимо от национальности осуществлять по решению соответствующей комиссии при президенте Абхазии.
Может быть, второй вариант более демократичен, так как теоретически могут возникать ситуации, когда, допустим, этнический абхаз воевал против Абхазии (или вел подрывную деятельность против Абхазии), а он имеет право автоматического получения гражданства".

Против первого варианта уже высказался президент Абхазии: "Я не могу согласиться с подобным предложением. Такое предложение, я уверен, не будет поддержано и парламентом, – сказал он. – Представьте себе, во что это выльется, если мы предоставим гражданство всем черкесам. В этом случае мы не сможем провести ни одни выборы в Абхазии, потому что не будет кворума".

Действительно, черкесов, включая, прежде всего, зарубежную диаспору, миллионы и миллионы. И хотя, разумеется, далеко не все они поспешат получать абхазское гражданство, в законе должна быть предусмотрена любая, даже теоретическая возможность.

Второй вариант, предложенный Бесланом Кобахия, кажется мне более конструктивным. В конце концов, вопрос о предоставлении гражданства в любом случае решается в индивидуальном порядке. Нетрудно догадаться, что когда принимался действующий закон, в Абхазии хотели привлечь им зарубежную абхазо-абазинскую диаспору, ускорить процессы репатриации, чтобы увеличить процент коренного населения в стране. Цель волне понятная и соответствующая национальным интересам. Но действующий закон не приблизил решение этой задачи, а вот смуту, как видим, посеял.

Что же касается митинга, о котором вначале шла речь, то его участники приняли обращение к президенту и парламенту (уже после мнения, высказанного Александром Анквабом) с просьбой о внесении в закон поправок, позволяющих представителям адыгского этноса получать гражданство Абхазии в упрощенной форме.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG