Accessibility links

Шведские миграционные власти приняли решение о депортации беженки из Чечни Тамилы Танкаевой, ее сына и дочери, страдающей синдромом Дауна, в Россию. Шведские журналисты и правозащитники пытаются остановить процесс депортации.

Тамила Танкаева бежала в Швецию пять лет назад после того, как был похищен ее муж – на очереди оказались она сама и ее сын. Муж работал в правительстве Масхадова и после начала второй чеченской кампании скрывался от властей. В 2004 году военные прямо из дома забрали сына Асхаба. В течение месяца его подвергали пыткам, пытаясь добиться информации о местонахождении отца и других участников сопротивления. Танкаевой удалось собрать 10 тысяч долларов, эти деньги она отдала военным, чтобы они выпустили Асхаба. После чего она спрятала сына у родственников. По ее словам, ее саму в 2006 году задержали неизвестные силовики и подвергли пыткам, пытаясь узнать, где прячутся ее сын и муж:

«Меня сутки продержали в закрытом помещении в клетке метр на метр, а с утра начали допрашивать, требуя от меня выдать место, где прячется сын. Я сказала, что не знаю, и они начали меня избивать и пытать током».

Смерть чудом обошла ее стороной:

«Меня оставили в живых, так как один из офицеров, видевший мою дочь, больную синдромом Дауна, пожалел меня. Сказал своим, что с таким грузом она никуда не уйдет, а сын рано или поздно явится домой».

Ее предупредили, что если она посмеет жаловаться, у нее будут серьезные проблемы. Муж узнал, что ее подвергли пыткам и приехал домой. В тот же вечер в дом вломились силовики в масках. Тамила попыталась отбить мужа, и один из неизвестных два раза выстрелил в нее, а потом ударил в грудь ножом. Соседи отвезли женщину в больницу и приютили у себя дочь, видевшую, как убивали ее мать. После этого случая несколько лет девочка не могла говорить.

Рассказывает Тамила Танкаева:

«После двух месяцев в больнице, где я находилась под охраной своих братьев, меня и моих детей отправили в Европу на деньги, собранные всем тейпом. Я приехала в Швецию и попросила убежища».

В течение пяти лет она борется со шведской бюрократической машиной, пытаясь доказать, что возвращение в Чечню может обернуться для нее и сына очень серьезными неприятностями. Human Right Watch, Amnesty International подтверждают, что семье Танкаевых грозит серьезная опасность в случае их депортации. Тело ее мужа было найдено через четыре года после похищения в лесном массиве возле поселка Ханкала. Но в свидетельстве о смерти не указана причина гибели - сотрудники шведской миграционной службы интерпретировали это, как доказательство того, что смерть не носила насильственного характера.

Шведские власти игнорируют все доказательства и документы, предоставленные Human Right Watch, Amnesty International и другими правозащитными организациями. Подпись сотрудника миграционной службы Швеции Яна Андыш Рапа (Jan-Anders Rapp) стоит на последнем решении о депортации семьи Танкаевых в «мирную и процветающую Чечню». Сын Танкаевой Асхаб находится на нелегальном положении, так как шведская полиция уже попыталась его депортировать в Россию отдельно как совершеннолетнего.

Тамила в знак протеста объявила голодовку, которую держала 11 дней, и сняла ее лишь по настоятельным рекомендациям врачей. Ее адвокат Андыш Сундквист (Anders Sundguist) за это время смог добиться рассмотрения дела Танкаевых в суде Стокгольма.

Шведские журналисты развернули в прессе и на телевидении кампанию в поддержку Танкаевой и ее детей. В Фейсбуке и на специально открытом для нее сайте они собирают подписи против решения шведских властей. На 6 октября запланирован митинг в поддержку семьи Танкаевых в городе Сундсваль (Sundsvall).
XS
SM
MD
LG