Accessibility links

ВАШИНГТОН---Похоже, Россия и Азербайджан могут достичь компромисса относительно эксплуатации станции системы предупреждения о ракетном нападении «Дарьял» (широко известной как Габалинская РЛС). По крайней мере так заявляет анонимный «источник, близкий к переговорам». Насколько взаимные уступки могут повлиять как на общую динамику российско-азербайджанских отношений, так и на ситуацию на Южном Кавказе в целом?

С началом 2012 года в российско-азербайджанской повестке дня помимо традиционного нагорно-карабахского урегулирования на первый план выдвинулся вопрос о Габалинской РЛС. Вокруг него запутался непростой узел проблем. И до последнего времени, казалось, стороны не слишком успешны в поиске компромиссного решения.

Напомню, что строительство этого стратегически важного объекта началось еще в период «холодной войны» в 1976 году. Через десять лет станция была поставлена на боевое дежурство. В советский период этот объект был важным элементом в системе противоракетной обороны. Он позволял фиксировать полеты и пуски в широком диапазоне от Северной Африки до Пакистана. С распадом единого государства начался неизбежный раздел общего военного имущества. И Россия с Азербайджаном, несмотря на имеющийся список разногласий, в 2002 году смогли заключить договор, определивший условия эксплуатации этого объекта. Азербайджан стал его собственником, а РФ - арендатором. Ежегодная плата за эксплуатацию объекта составляла семь миллионов американских долларов. Однако к концу нынешнего года срок арендного договора завершается. И обеим сторонам требуется определиться по поводу статуса РЛС и финансовых условий.

Баку не устраивает сумма арендной платы. До недавнего времени в СМИ фигурировала цифра, удовлетворяющая Азербайджан. Это 300 миллионов долларов, что превышает прежний уровень почти в 43 раза! Однако, думается, что дело здесь не только в материальном измерении проблемы. В последние два года неизмеримо выросла роль Ближнего Востока в целом и Ирана в частности в международной политике. И в этих обстоятельствах стремление Баку повысить свою капитализацию, не только в прямом экономическом, но и геополитическом смысле, очевидно. Ведь возможность наблюдать за действиями Ирана сегодня в мире дорогого стоит. Естественно, проблема Нагорного Карабаха продолжает оставаться приоритетом номер один и для внутренней и для внешней политики прикаспийской республики. А значит, Габалинская РЛС превращалась в инструмент давления на Москву. Российское руководство всячески подчеркивало, что для него военное значение станции не столь велико, ибо в Краснодарском крае планируется открытие аналогичного проекта, по поводу которого не надо вести переговоры с иностранным государством. Но станция на севере Азербайджана для Москвы имеет не только военное значение. Это - символ присутствия в регионе, в котором после потери Грузии однозначный выбор в пользу либо Армении, либо Азербайджана создает немало проблем для российских интересов. Отсюда и стремление лавировать, насколько это возможно. Ведь уход из Габалы слишком многими и на Кавказе, и за его пределами был бы воспринят как неудача Москвы на дипломатическом фронте.

До последнего момента ситуация, казалось, медленно, но верно заходит в тупик. Москва не соглашалась переплачивать, а Баку делал акцент на выгоде для своих национальных интересов. Свежая информация от «источника, близкого к переговорам», говорит о том, что компромиссная схема, скорее всего, будет найдена. РФ продолжит эксплуатацию станции в течение двух-трех лет по прежней схеме, но за это время нужно будет договориться о деталях и нюансах на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Не исключено, что на этом пути стороны могут и не достичь взаимовыгодного решения, ведь Москва желает арендовать объект до 2025 года. Спешить с выводами пока не стоит. Однако, если «источник» прав, то в этом случае отказ от максималистских планок крайне важен. Альтруизма здесь, конечно же, никакого нет. Для Баку российский противовес нужен для того, чтобы не оказаться втянутыми в какие-либо действия против Ирана. Исламская республика как сосед - весьма проблемный. Но не менее опасна открытая конфронтация с ним. Плюс в отличие от Запада Москва никогда не была суровым экзаменатором по части демократии. Азербайджанский «суверенный вариант» нынешним российским руководителям идейно близок. Но хотя альтруизма в «габалинском вопросе» и не видно, некие подвижки в отношениях Москвы и Баку - это отнюдь не плохой признак. Разрыв между Россией и Азербайджаном (не так важно, по какому поводу) мог бы крайне осложнить мирные поиски по разрешению карабахского конфликта, если не заморозить их окончательно. Компромисс или, если угодно, сделка оставляет окно для прагматических ходов. Не только в направлении отдельно взятой станции, но и закавказской геополитики в целом.
XS
SM
MD
LG