Accessibility links

В Абхазии отмечают победу


Когониа вспоминает, как вокруг подбитого танка «лежали грузинские солдаты, разорванные в клочья и все в крови»

Когониа вспоминает, как вокруг подбитого танка «лежали грузинские солдаты, разорванные в клочья и все в крови»

30 сентября в Абхазии отмечают девятнадцатую годовщину победы в грузино-абхазской войне. Семен Пегов пообщался с ветеранами Рафаэлем Ампар и Робертом Когониа и проехал с ними по маршруту «Сухум - Гал». Ветераны рассказали о том, как они преодолевали его в сентябре 1993 года, и вспоминали о том, как освобождали Очамчиру, въезжали в Гал и дошли до Ингура.

Сегодня Роберт Когониа едет по недавно отремонтированной трассе в Гал за рулем собственного автомобиля. Девятнадцать лет назад абхазским войскам понадобилось три дня, чтобы после освобождения Сухума встать на Ингуре. Да и Роберт Когониа тогда управлял не «Тойотой», а сидел за штурвалом БМП-2. Последний бой 30 сентября его экипаж принял в Очамчире, правда, и боем-то назвать его было сложно – противник отступал, фактически, не оказывая сопротивления. В окрестностях Очамчиры им удалось захватить почти новый грузинский танк: без единого выстрела грузинский экипаж, по рассказам ветерана, бросил машину и сбежал в полном составе. А вот сослуживцам Роберта Когониа в районе села Охурей повезло меньше. Точнее, не повезло противнику, который не успел скрыться. Его танк подбили, в живых никого не осталось.

«После того, как захватили грузинский танк, мы встретились с нашими в Охурее, и когда мы подъехали, увидели уже подбитый грузинский танк. Вокруг него лежали грузинские солдаты, разорванные в клочья и все в крови. Мы здесь еще постояли три часа, пока зарядили технику», - рассказывает Роберт Когониа.

После села Охурей абхазские войска шли до самого Гала прямо по трассе, не встречая сопротивления. Как вспоминает кавалер Ордена Леона Рафаэль Ампар, воевавший в бронетанковом батальоне Гумистинского фронта, после соединения с Восточным фронтом в победе уже никто не сомневался. На пути к Ингуру бойцы распевали абхазские песни и поздравляли друг друга. Несмотря на то, что был приказ не идти вперед на больших скоростях, тех ребят, кто сидел за штурвалами боевых машин, было не остановить – в Гал ехали чуть ли ни наперегонки.

«Ребята-то здесь молодые за штурвалами, и каждый хочет быстрее к этой границе прийти. Зная характер наших водителей-механиков, естественно, следовало ожидать, что какие-то перегонки будут. Но это уже было просто для эмоций», - рассказывает Рафаэль Ампар.

Вырваться вперед на своем БМП для водителя-механика Роберта Когониа было делом принципа. Ведь именно он на боевой машине пришел первым на российско-абхазскую границу по реке Псоу после освобождения Гагры, теперь на очереди был Ингур. Однако до самого ингурского моста в тот день ему проехать не удалось, последние сотни метров до границы они преодолевали пешком.

«Физически дальше нельзя было продвигаться, потому что здесь столько машин стояло – объехать их никак не получалось. Мы вышли, взобрались на броню и в сторону Грузии начали давать автоматные очереди. Здесь и началась наша победа», - вспоминает ветеран Роберт Когониа.

«Не только мы стреляли, многие ребята, которые подошли к этому месту, кричали, смеялись, кто-то начал танцевать. Лично у меня для танцев настроения не было. Я сразу вспомнил, что началось это все в августе 1992 года. С одной стороны, время быстро пролетело, а с другой – начали вспоминаться ребята, которые не дожили до этого дня», - говорит Рафаэль Ампар.

К моменту, когда 19 лет назад они дошли до грузинской границы, начало смеркаться, боевые отряды абхазских войск подтягивались сюда до поздней ночи. Как признаются ветераны, за время, которое прошло с тех пор, многое уже стерлось из памяти, однако последние километры войны забыть невозможно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG