Accessibility links

Чем хуже, тем лучше?


Нередко услышишь мнение, что Абхазию устроила бы победа "Единого нацдвижени" – по принципу "чем хуже, тем лучше"

Нередко услышишь мнение, что Абхазию устроила бы победа "Единого нацдвижени" – по принципу "чем хуже, тем лучше"

Как абхазское общество отнеслось к предварительным итогам выборов в парламент Грузии? Не опасается ли потепления между Москвой и Тбилиси? Выводы по этому поводу звучат самые разные.

Что объединяет абхазское и грузинское общества? Лично мне в последние дни часто приходил в голову такой ответ на этот излюбленный вопрос всевозможных модераторов: прежде всего то, что свойственно всем неустоявшимся демократиям, тем более в странах, населенных темпераментными южанами… "Давай не будем злорадствовать, – сказал на днях одному приятелю в ходе нашего разговора о предвыборном сумасшествии в Грузии. – Вспомним то, что происходило у нас осенью 2004-го. Да, у нас не было веников и камней, которыми митингующие закидывали политических оппонентов, избиения их древками флагов, не было массовых арестов активистов оппозиции. Но зато, когда "Бог отвернулся от нас" и в результате рокового сближения цифр после голосования создалась спорная ситуация, были и "взаимные" штурмы Верховного суда и комплекса правительственных зданий, и вооруженные отряды, готовые стрелять друг в друга…"

Но для абхазского общества тот избирательный психоз послужил, похоже, прививкой, и с тех пор выборы у нас проходили более или менее спокойно. В Грузии же есть ощущение дежавю: ликующие толпы, которые приветствовали то Гамсахурдиа, то "Революцию роз" (теперь в Грузии говорят: "розг"), то победу на парламентских выборах "Грузинской мечты" – и параллельно этому ненависть, с которой низвергались вчерашние кумиры… Кстати, многие наблюдатели отмечают, что впервые (!) за двадцать лет смена политических элит происходит в Грузии сейчас правовым, а не силовым путем.

Усталость от действующей власти, которая в той или иной мере свойственна, наверное, всем обществам, в грузинском обществе в постсоветское время формировалась особенно часто и проявлялась всегда ярко и бурно. Мне запомнился такой несколько комичный эпизод. Летом 1994 года я выехал по делам на пару дней из Сухума в Сочи и остановился на ночлег у одной квартиросдатчицы. Эта малограмотная бабка, показав мне комнатку на двоих, радостно поведала, что моим соседом по ней будет "тоже ваш, грузин из Тбилиси". И хотя уже вечерело, я чуть было не решил подыскивать другое жилье, так как эмоции у всех после грузино-абхазской войны тогда не успели остыть, заниматься же выяснением межнациональных отношений с соседом по комнате у меня не было ни малейшего желания. Однако сосед, мужчина лет шестидесяти, как раз появился на пороге… Велико же было мое удивление, когда он, будто пропустив мимо ушей, кто я и откуда, разразился, когда мы остались вдвоем, нескончаемым монологом относительно «негодяя Шеварднадзе». Судя по этому монологу, тогдашнего грузинского президента многие в Тбилиси ненавидели ничуть не меньше, чем абхазы.

Но, как известно, лишь спустя девять лет "розовые революционеры" прогнали его. Сейчас, спустя еще девять лет, мало кто сомневается, что наступил закат его "преемника" Саакашвили. В принципе девять-десять лет – это вполне привычный и естественный срок нахождения у власти во всех развитых демократиях. Но если вспомнить, сколько политических катаклизмов сопровождали в Грузии эти правления, а также то, что Гамсахурдиа свергли всего через пару лет с небольшим пребывания у власти…

Кстати, интересная закономерность: за эту четверть века в лидерах Грузии попеременно оказывались то, скажем так, романтик-сумасброд (Гамсахурдиа, Саакашвили), то прагматик (Шеварднадзе, а теперь, по-видимому, будет Иванишвили). Может быть, дело в том, что грузинское общество постоянно качало то в сторону надежд, что проблемы страны решит энергетика харизматического и бескопромиссного лидера, то в сторону осознания, что такой может бог знает что наворотить…

Как происходящее в эти дни в Грузии оценивали и оценивают в Абхазии? Накануне выборов 1 октября я с помощью своих коллег опросил нескольких абхазских экспертов.

Далила Пилия, политолог, руководитель Центра им. Зураба Ачба "Мир без насилия", сказала, в частности: "Кто бы ни стал президентом Грузии, кардинальных изменений в политике по отношению к Абхазии не будет. Могут быть какие-то нюансы, могут быть более корректные высказывания и менее корректные. Но власти Грузии неизбежно будут по-прежнему говорить о территориальной целостности, неизбежно будут прилагать усилия по блокированию признания Абхазии другими странами. Даже если предположить, что к власти в Грузии придет пророссийски настроенный президент, ему никто не позволит открыто говорить об этой ориентации: ни общество, ни сама власть, политическая элита, никогда ему это не простят, слишком много вложено в Грузию Западом. А консультанты у Грузии очень сильные – Госдеп США, европейцы".

Марина Барцыц, этнолог, научный сотрудник АбИГИ: "Сейчас, возможно, пройдет больше оппозиции в парламент, хотя бы потому, что правящая партия уже два срока во власти, да и последний скандал… В любом случае, будут перемены потому, что внесены изменения в Конституцию, по которым больше власти будет у парламента, чем у действующего президента. Меня лично особо не интересуют эти выборы, впрочем, как и последующие, в Грузии. Для нас как соседей в их отношении к нам ничего особо не изменится. Более того, они продолжают учить детей в школе по учебникам, которые воспитывают новых воинов. Они продолжают нам отказывать в идентичности! Поэтому все остальное в отношении нас – демагогия!"

Беслан Кобахия, координатор Международного движения по защите прав народов: "Мне кажется, Абхазии было бы выгодно, чтобы Грузия спокойно, без обычных проблем, провела бы свои выборы. Ибо всякий раз в результате дестабилизации там у нас начинались проблемы с вооруженными силами Грузии".

Ибрагим Чкадуа, независимый журналист: "Выборы в парламент при любом исходе не изменят формат наших взаимоотношений, но в случае поражения Саакашвили не исключаю смягчения российско-грузинских отношений, т.к. Саакашвили публично нерукопожатен для Путина, что автоматически гарантирует сохранение статуса-кво между нами и Грузией".

Нугзар Агрба, гендиректор госкомпании "Абхазхлеб": "Выборы в Грузии, несмотря на предвыборную шумиху, пройдут, думаю, относительно спокойно. Но будет ли спокойствие в наших с вами душах, если мы знаем, что саакашвилиевская Грузия неизменно придерживается одной цели – показать накачанные мускулы, милитаризировать страну? Против кого? Ответ очевиден. И кто знает, какие сумасбродные идеи еще возникнуть в головах вновь избранных парламентариев…"

А вот цитата из мнения, высказанного по моей просьбе содиректором Центра гуманитарных программ политологом Лианой Кварчелия: "В Абхазии нередко услышишь мнение, что Абхазию устроила бы победа "Единого национального движения" Саакашвили – по принципу "чем хуже, тем лучше".

Вероятно, те, кто выражают подобную точку зрения, опасаются потепления отношений между Россией и Грузией в случае смены руководства в Грузии и возможных последствий такого потепления для Абхазии. Однако в случае победы "Грузинской мечты" вряд ли в Грузии северо-атлантический вектор сменится на пророссийский, хотя, безусловно, дипломатические отношения с Россией будут восстановлены, активизируются экономические связи. Сохранение команды Саакашвили во власти будет означать продолжение политики по изоляции Абхазии и недопущению расширения ее контактов с внешним миром, в первую очередь, с европейскими странами. Рассчитывать на расширение признания независимости будет сложно. Ситуация частичной признанности открывает определенные возможности, но и имеет свои ограничения. В случае победы Иванишвили новая команда, скорее всего, не будет препятствовать прямым связям Абхазии с западным миром, а стратегия по выстраиванию грузинских контактов с Абхазией как на уровне простых граждан (торговля, здравоохранение и т.д.), так и на уровне официальных структур будет максимально деполитизирована. Расчет будет на построение доверия и постепенный разворот абхазов в сторону Грузии при отложенном вопросе политических взаимоотношений. Однако различные политические силы в Грузии и международные посредники не должны недооценивать тот факт, что для абхазов собственное государство как проект – это не просто реакция на конфликт с Грузией, хотя конфликт и особенно война 1992-1993 гг. окончательно сняли с повестки дня вопрос сосуществования Абхазии и Грузии в рамках единого государства".

Если же суммировать все то, что говорят о нынешних грузинских выборах в Сухуме, то я бы выделил следующие основные моменты. Многие отмечают, что им эти выборы неинтересны, хотя нередко, мне кажется, за этим стоит просто неинформированность этих людей. Практически все говорят, что, кто бы ни пришел в Грузии к власти, курс на "восстановление территориальной целостности" там останется неизменным. А у некоторых проскальзывает и беспокойство, что если во главе Грузии окажется вменяемый лидер, который сможет наладить отношения с Москвой, а там вдруг решат пренебречь интересами "каких-то ста тысяч абхазов" и поторговаться с Тбилиси за счет интересов Абхазии и Южной Осетии, мы можем оказаться в незавидном положении. Впрочем, такие страхи в абхазском обществе у части людей присутствовали и раньше и гораздо больше – в 90-е. Словом, "если хуже у них, то лучше будет у нас", таков тут давно ставший ясным всем расклад.

Вот как рассуждает на сайте "Абхазия авто" пользователь под ником "Колх", который часто привлекает внимание меткостью своих комментариев: "Грузите галстуки бочками. Братья Карамазовы". Не знаю только, радоваться ли этому. Нам выгодна в геополитическом плане вражда Грузии и России. Радоваться победе Б. Иванишвили, по-моему, не стоит. Бидзина – ставленник Госдепа США, и на место невменяемого Мишки приходит хитрый и прагматичный олигарх. Будет предпринята попытка налаживания отношений с Россией, которая охотно пойдет на это. А теперь подумайте, что для России важнее: мы или Грузия? Счет будет явно не в нашу пользу. Но думаю, что основной вектор направленности политики Грузии в сторону США и НАТО сохранится. Это утешает и оставляет для нас кое-какие надежды. А мы снова будем разменной картой в борьбе сверхдержав за сферы влияния на Кавказе… В отличие от госдеповского выкормыша, Иванишвили прагматичен. Ведь в свое время другой грузинский олигарх Каха Бендукидзе сказал умную вещь, что грузины должны забыть об Абхазии и ЮО, но поднялась такая вонь, что он тут же дезавуировал свое заявление. Но в отношении "сепаратистких регионов" у Иванишвили не будет другого мнения, иначе он политический труп. Так что особых подвижек в наших взаимоотношениях ждать не стоит… Будут налажены дипотношения с Россией? Думаю, что нет. Это вопрос завтрашнего дня. Восстановить дипломатические отношения с Грузией Россия не сможет, пока она нас признает. Если Грузия захочет этого, то она должна нас признать, а это уже из области даже ненаучной фантастики".

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG