Accessibility links

Когда Советский Союз в середине ХХ века начал создавать собственные морские курорты на Черноморском побережье Кавказа, об экологии даже не заикались – человечество еще не успело загадить окружающую среду до катастрофического состояния. Поэтому, строя роскошные санатории среди пышной субтропической растительности, никто не задумывался о том, что нужно закладывать очистные сооружения для канализационных стоков. Трубу укладывали на морское дно и протягивали на пятьдесят метров – и отходы человеческой жизнедеятельности мирно покоились на глубине, недоступной для зимних штормов.

Уже в восьмидесятые годы прошлого века черноморские города и курорты начали задыхаться от перенаселения и избытка туристов, а канализационная сеть не выдерживала такого количества фекалий и стирального порошка – перед развалом СССР прибрежная вода в сухумской акватории явно мылилась на ощупь. К тому же пляжные туалеты работали плохо, и их не хватало, поэтому купальная зона служила отдушиной – только ленивый не мочился между делом в воду, делая вид, что наслаждается морскими ваннами.

Развал советской империи дал Черному морю краткую передышку – несколько лет пляжи были почти пусты, а многие абхазские пляжи и до сих пор мало заполнены даже в самый разгар курортного сезона. Исключение составляет лишь Гагра, где выросли десятки частных гостиниц и слава одного из лучших всесоюзных курортов еще не выветрилась из памяти российских граждан, – здесь наполняемость пляжей может поспорить с сочинской.

Однако за популярность приходится платить – сточная система не выдерживает. Недавно жители улицы Званба, а это один из самых популярных районов Гагры, обратились к мэру с письмом, в котором сообщают, что «источаемый из канализационных люков нестерпимый запах и постоянные засоры нечистотами свидетельствуют о том, что где-то на линии имеют место прорывы канализационных труб или несанкционированный сброс канализационных стоков непосредственно в ливневую канализацию». Местные жители и отдыхающие боятся пользоваться локальными источниками питьевой воды, а купание в море в этом районе уже практически невозможно. По улице Званба можно пройти, лишь задерживая дыхание, окна в отелях, гостиницах и домах невозможно открыть из-за нестерпимого зловония. Жители оценивают сложившуюся ситуацию как экологическую катастрофу локального характера.

Их можно понять. В середине мая 2003 года я прогуливалась по центральному сочинскому пляжу, который был практически пуст, зато восторженные крики доносились из аквапарка. Будучи страстным приверженцем морского купания, я изумлялась, как можно променять естественную морскую воду на любой ее заменитель. Потом забрела на волнорез, глянула на «естественную морскую воду», грязную до отвращения, и поняла, что смогу опустить туда ногу только под дулом автомата. Видимо, ситуация с сочинской акваторией тоже стала катастрофической, ибо недавно по российскому ТВ сообщили, что выделена крупная сумма на капитальный ремонт сочинской канализации.

Несколько лет назад почти восемьсот миллионов рублей были выделены Россией на капитальный ремонт водо-канализационной сети в Гагре. Почти половина денег испарилась на стадии разработки проекта, где остальная половина, нам не сообщают, возможно, еще в пределах досягаемости. Если гагрскую канализацию не приведут в порядок уже в ближайшее время, можно будет смело прогнозировать ощутимый спад туристического потока в Абхазию.

Морская вода на абхазском побережье в своем естественном виде – одна из самых комфортных для купания, ибо Абхазия поставляет шесть процентов пресноводного стока в Черное море. Если в Средиземном море и в океанах стараешься, чтобы вода не попала в глаза, иначе ощутимо щипет, а, выйдя на берег, тут же бежишь в душ, чтобы смыть соль, в нашей воде даже дети могут спокойно кувыркаться часами, ловя полный кайф.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG