Accessibility links

Войсковые операции вместо диалога


В Дагестане религия пропитывает жизнь каждого человека

В Дагестане религия пропитывает жизнь каждого человека

ЧЕРКЕССК---В понедельник "Интерфакс" со ссылкой на источник в силовых структурах заявил, что НАК и Федеральный оперативный штаб якобы уже приняли решение подключить армию к проведению контртеррористических операций на Кавказе. По словам источника, военные приступили к таким действиям еще с 1 октября.

Из Дагестана поступает информация об авиаударах по позициям боевиков в окрестностях Махачкалы; говорят об артиллерийских обстрелах базы исламистов кораблями Каспийской флотилии на юге республики. Пока неясно, последует ли за этим ввод регулярных войск в республику.

По мнению журналиста Орхана Джемаля, для войсковой операции, как бы ни активизировалось подполье Дагестана, нет оснований, и ничего хорошего эта затея не принесет.

Эксперт проводит аналогию с Чечней. Когда начиналась вторая чеченская кампания, присутствие войск с тактической точки зрения было оправдано, потому что в то время на территории Чечни действовали крупные партизанские соединения численностью до трех тысяч человек. Что будет делать армия теперь, в условиях, когда группы в 5-10 боевиков базируются на конспиративных квартирах. Для борьбы с ними нужны оперативные службы и спецподразделения, способные проводить локальные операции в мирных населенных пунктах, но уж никак не армейские подразделения. Говорит Орхан Джемаль:

"После окончания фазы активных военных действий, пророссийскому руководству Чечни понадобилось много усилий, чтобы лишить армию полномочий на территории республики. Конечно, это не сняло полностью проблемы с беспределом силовых структур, но уж точно минимизировало; масштабы насилия стали несопоставимыми с теми, когда, например, Буданов мог "отработать" танками по селу. Да, сейчас могут провести спецоперацию, взять людей, убить их, но, согласитесь, это и артобстрел деревни – разные вещи. Армия – это сильный, тяжелый, но очень грубый инструмент. Понятно, если у тебя в селе базируется 500 боевиков, применение армии может быть оправдано, а если там 5-10 человек? Ну и что, ты будешь сносить это село? Снесешь село - получишь огромное количество озлобленных людей".

В российской прессе в последнее время звучат мнения, что Россия теряет контроль над Дагестаном и отчасти виной тому т.н. мирный диалог с представителями салафистской общины республики. Есть мнение, что этот диалог, организованный российскими правозащитниками под патронажем властей, был использован исламским сопротивлением как передышка, для того чтобы нарастить свои людские и материальные ресурсы. С этим мнением не согласен кавказский эксперт Руслан Курбанов. По его мнению, никакой передышки не было: все это время подполье и силовики обменивались ударами.

Попытки развить диалог между участниками протеста против похищений людей и властями встретили противодействие как со стороны силовиков, так и со стороны исламистов. В результате все это время в республике конвейер насилия не останавливался ни на минуту. Постоянные пытки и похищения мусульман силовыми структурами вызывают ожесточение верующей молодежи, которая не видит иного способа защитить свое имя, кроме как присоединиться к вооруженному сопротивлению.

В этих условиях наращивание силового давления на общество не принесет желаемого результата и не умиротворит регион. Наоборот – это давление в геометрической прогрессии умножит ряды недовольных государством и приток свежих сил в ряды лесных братьев. По мнению Руслана Курбанова, Дагестан требует других подходов:

"Я не знаю другого места в России, где религия настолько пропитывает жизнь каждого человека. Работать в этом регионе нужно совершенно другими методами – более точечными, более тонкими. Нужно предусматривать большую автономию духовной жизни для людей, которые выбрали такой образ существования. Ведь есть примеры Ватикана, святой земли, где жизнь людей регламентируется немного другими – не жесткими административно-военными методами. Если к Дагестану не подходить с этой логикой, упорядочить жизнь людей, общество лишь административно-военными методами невозможно, поскольку во многих горных районах главы администраций полностью согласуют свою политику с имамами мечетей. Ну как в этой ситуации власти представляют себе административную вертикаль, если она замыкается на мечети? В таких регионах нужно продумывать другую логику управления общественным процессом, а у нас этой логики нет, и предложить ее никто не может – отсюда вся глубина трагедии сегодняшнего Дагестана".

Не так давно в Москве хоронили бывшего министра обороны РФ генерала Павла Грачева, который перед началом первой чеченской кампании заявил, что для умиротворения Чечни достаточно одного десантного полка. Чем это закончилось, знают все. Вопрос в том, извлекли ли из этой истории уроки те, кто сегодня стоят на месте Павла Грачева?
XS
SM
MD
LG