Accessibility links

Боливару не снести двоих


Одно резкое движение - и под окнами резиденции президента соберутся толпы разгневанных демонстрантов

Одно резкое движение - и под окнами резиденции президента соберутся толпы разгневанных демонстрантов

ТБИЛИСИ---Разговоры о компромиссе, консенсусе и чуть ли не долгосрочном плодотворном сотрудничестве между победившей на выборах "Грузинской мечтой" и "Национальным движением", безусловно, приятны на слух, но следует учесть, что большинство политиков и их избирателей воспринимают противника как смертельную угрозу и стремятся принудить его к безоговорочной капитуляции. Политическое перемирие в рамках переходного периода и сопутствующее ему благорастворение воздухов воспринимается ими лишь как временное прекращение огня.

Михаил Саакашвили пытается на скорую руку выстроить некое подобие линии Мажино, под защитой которой потерпевшие поражение "националы" перегруппируются. Для этого ему необходимо как можно дольше удерживать контроль над судами, губернаторами и главами районных администраций, а также двумя мощными телекомпаниями; не допустить развала парламентской фракции и сохранить разветвленную сеть сторонников в ключевых министерствах. При этом Саакашвили придется действовать крайне осторожно, улыбаться и говорить вежливые слова о сотрудничестве, поскольку реальных, в том числе силовых ресурсов для того, чтобы спровоцировать политический кризис и войти в клинч с победившей коалицией, у него нет. Одно резкое движение - и под окнами его пафосной резиденции соберется стотысячпятьсот разгневанных демонстрантов. Вместе с тем не вполне ясно, из каких фондов будет оплачено переформатирование партийной и пропагандистской машины, и нет гарантий, что победители дадут проигравшим возможность перевести дух. А под ковром у Саакашвили грызутся бульдоги ближнего круга, пытаясь перекроить вмиг усохшие сферы влияния, и это, безусловно, усугубляет и без того критическое положение "Единого (на первый взгляд) национального движения".

После выборов кулаками не машут, но "националы" совершили и эту ошибку, грозя кризисом и выказывая живейшее желание через несколько месяцев вернуться во власть. Вместо того чтобы ненадолго прикинуться вполне конструктивной ветошью и по возможности не "отсвечивать", они принялись позиционировать себя как реальную угрозу, изображать ржавый дамоклов меч, нависший над правительством Иванишвили.

Эта тактика используется, скорее всего, для того, чтобы вселить надежду в разбегающихся в панике сторонников и спровоцировать напуганные угрозой саботажа новые власти хоть на какие-нибудь репрессии, после которых можно будет кинуться к западным партнерам, вопя о бесчинствах кровавого режима. Расчет, вроде бы, прагматичный, но в то же время несколько недальновидный.

Говоря о политическом будущем Саакашвили и его окружения, следует учесть, что скоро с неимоверно большой вероятностью будут опубликованы десятки видеозаписей и документов, по своему бронебойному эффекту вполне сравнимых с кадрами, отснятыми в Глданской тюрьме. Не исключено, что нового Уотергейта, о котором уже вовсю трезвонят самые что ни на есть информированные источники, "Национальное движение" попросту не переживет.

Бидзина Иванишвили не спеша, со вкусом входит в роль Хозяина Земли Грузинской, всем своим видом давая понять, что новая власть - это всерьез и надолго. Назначив на ключевые посты политиков, которых с радостью привечают в Вашингтоне, он сделал больше чем реверанс. Выдвинув на пост министра обороны и вице-премьера Ираклия Аласания и отдав его соратникам еще четыре министерства, Иванишвили четко обозначил, кто имеет все шансы стать будущим руководителем Грузии. А республиканцам, несмотря на их традиционно низкий рейтинг, был обещан пост председателя парламента, о котором раньше они и помыслить не смели. Дареному коню в зубы не смотрят, даже если есть подозрение, что он троянский. Эти высокие посты, вероятно, свяжут партнеров Иванишвили по коалиции и заставят их обеими руками держаться за него в тот неспокойный период, когда он будет перестраивать вертикаль власти. В самом распределении должностей при желании можно углядеть и драконовы зубы будущих раздоров, и опорные балки системы сдержек и противовесов, но делать этого никто не станет, пока "националы" в нехарактерной роли оголодавших слонов Ганнибала будут стоять у ворот.

К самым эффективным рычагам контроля - а это финансы и МВД - Иванишвили посторонних не подпустит. Новый министр внутренних дел Ираклий Гарибашвили - самый верный ему человек во всей коалиции - если кого-то можно назвать тенью Иванишвили, то это именно он. Кандидат в мастера закулисных игр: молод, амбициозен, не злопамятен, но все записывает, характер скрытный и далеко не нордический, беспощаден к врагам Бидзины Григорьевича. Если вояки готовятся к встрече с Аласания спокойно и даже с некоторым энтузиазмом, то в МВД трепещут осиновые листья и мелко трясутся поджилки. Все гадают, как Гарибашвили изменит систему, и мало кто задается вопросом: "А как система изменит нового министра?" Ведь за двадцать лет новейшей истории МВД Грузии убедительно доказало, что в кратчайшие сроки может превратить любою кавказскую овчарку в собаку Баскервилей.

Но в любом случае наипервейшая и архиважнейшая задача, которая стоит перед "Грузинской мечтой", - это деполитизация силовых структур и приведение грузинской Фемиды в божеский вид. Новым властям придется столкнуться с яростным сопротивлением "националов", которые будут пытаться сохранить свое влияние в судах, министерствах и ведомствах. Конфликт будет нарастать, и, скорее всего, не далее чем через 3-4 месяца, одна из сторон решится нанести другой смертельный удар.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG