Accessibility links

Устранить "тромб" в отношениях. Часть 2-я


Тотальный запрет сделает жизнь и без того обремененного проблемами жителя горной республики невыносимой

Тотальный запрет сделает жизнь и без того обремененного проблемами жителя горной республики невыносимой

В Южной Осетии продолжают обсуждать запрет на въезд в Россию автотранспорта, оформленного в Южной Осетии, владелец которого является обладателем двух гражданств – Южной Осетии и Российской Федерации. Это нововведение может привести к осложнениям в отношениях между двумя государствами. Но ограничения, ставшие катастрофой для многих южных осетин, Россия, похоже, вводит не из желания ущемить интересы Цхинвала, а стремясь себя экономически обезопасить.

Дорогу Владикавказ-Цхинвал всегда называли "дорогой жизни". Из-за отсутствия производства жителям республики приходится завозить из России буквально все необходимые для жизни товары – от продуктов питания до стройматериалов. Тотальный запрет, введенный российской таможней в полном соответствии с российским же законодательством, похоже, уже действует не в полном объеме. Сегодня несколько человек сказали, что некоторые машины начали пропускать. Обязательным условием является наличие в югоосетинском паспорте указания на то, что человек родился в Южной Осетии. В республике хорошо понимают, что эта проблема рано или поздно должна была стать камнем преткновения. Похоже, российским властям надоело закрывать глаза на то, что в Россию, вопреки ее собственным правилам, заезжали тысячи машин, оформленных в Южной Осетии.

По информации югоосетинских интернет-СМИ, еще в апреле этого года в МВД Северной Осетии из Москвы была отправлена группа с целью проверки "автомобилей иностранного производства, передвигающихся по республике с цхинвальскими номерными знаками". О результатах инспекции ничего неизвестно, однако автомашин с югоосетинскими номерами во Владикавказе, кажется, меньше не стало. Схема приобретения автотранспортных средств проста: обладатель югоосетинского паспорта покупает понравившуюся модель, въезжает в Южную Осетию, платит таможенную пошлину и возвращается на территорию России. Уже здесь он имеет право беспрепятственно разъезжать на авто в течение трех месяцев. По истечении этого срока он должен вновь пересечь российско-югоосетинскую границу, получить соответствующую отметку в документах и все – можно снова возвращаться. Только легально в Северной Осетии было выдано около семи тысяч югоосетинских паспортов, понятно, что их обладатели с радостью ухватились за возможность не платить очень высокие российские пошлины при оформлении иномарок. В Южной Осетии таможенная очистка внедорожника с объемом двигателя 4,5 литра обойдется в 45 тысяч рублей. В России любителям больших и дорогих машин приходится выкладывать на таможне едва ли не половину их стоимости. Система защиты рано или поздно должна была сработать. Говорит лидер партии "Фэдэбаста" Станислав Гобозов:

"Во многом это следовало предполагать. Ни для кого не секрет, что в этой сфере довольно серьезный теневой бизнес работал, что очень многие люди всеми правдами и неправдами получали югоосетинские паспорта, хотя не имели никакого к Южной Осетии отношения. Мне даже называли тарифы – от 50 до 70 тысяч рублей. Потом уже купить машину и растаможить ее в Южной Осетии. Такое безобразие не могло долго продолжаться".

Гобозов считает, что руководство республики во избежание проблем с российской таможней уже давно должно было принять соответствующие меры. В первую очередь навести порядок в паспортной системе – коррупция в этой сфере, по его мнению, буйно цвела при прежнем руководстве. Для этого, считает Гобозов, можно было создать комиссию, которая проверила бы законность выдачи югоосетинских паспортов. "Сегодня, поясняет политик, из-за пронырливости сотен людей страдают тысячи граждан Южной Осетии".

По данным начальника ГАИ Южной Осетии Алана Джиоева, жители Северной Осетии, имеющие паспорта граждан Южной Осетии, ежемесячно оформляют около 50 машин. И по закону правоохранительные органы не могут этому противодействовать, поскольку невозможно ограничить право гражданина республики на приобретение и регистрацию автотранспорта. Алан Джиоев говорит, что российская сторона называет цифру в 20 тысяч автомобилей, которые якобы получили югоосетинскую регистрацию и теперь находятся в России: якобы на территорию республики въезжает огромное количество продаваемых машин, которые затем исчезают в неизвестном направлении. Он считает это попыткой свалить с больной головы на здоровую:

"20 тысяч машин сюда бы никогда не заехало, ну, может быть, две тысячи. Тут населения столько нет – 35 тысяч, допустим, нас всего! Машины могут даже не заехать сюда в Южную Осетию. Они просто вид могут сделать, что въехали сюда, им поставят печать, а машины остаются где? В Российской Федерации! И потом по своим каналам будут оформлять машины, я думаю".

Один из бывших сотрудников югоосетинской таможни на условиях анонимности подтвердил, что очень часто машины даже не доезжают до Цхинвала. Схема работает так: житель России, имеющий югоосетинский паспорт, закупает партию иномарок, ввозит ее на погрузчике на территорию республики только для того, чтобы развернуть и вывезти обратно во Владикавказ. На североосетинской таможне ему за взятку ставят все необходимые штампы. Потом он отправляется с этими документами в югоосетинскую таможню и регистрирует автомобили. А дальше уже продает их на территории России.

Понятно, что прежний порядок беспрепятственного проезда машин из Южной Осетии в Россию действовать уже не будет, однако тотальный запрет сделает жизнь и без того обремененного серьезными проблемами жителя горной республики абсолютно невыносимой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG