Accessibility links

Туристический потенциал


Georgia -- Sukhumi railway (railroad) station, Abkhazia, 23Aug2011

Georgia -- Sukhumi railway (railroad) station, Abkhazia, 23Aug2011

Несколько недель назад, в сентябре, я отправлялся по личным делам в один из российских регионов и в поезде "Адлер-Москва" разговорился с соседями по купе – типичной семьей отдыхающих. Это были муж, жена и две их маленькие белокурые дочки из Белгорода. Начали, естественно, с трагедии, которая разыгралась только что на адлерском вокзале едва ли не на наших глазах: пытаясь запрыгнуть в тронувшийся рядом поезд, молодая женщина упала под него, и ей колесом отрезало ногу. Я видел, как медики оказывали ей первую помощь, а потом проводник в нашем вагоне возмущенно рассказывал, что какой-то негодяй на его глазах пытался, пользуясь общей суматохой, утащить сумку несчастной, еле его догнали… Мы с собеседниками в купе тоже повозмущались такой человеческой низостью, а мне почему-то подумалось о том, с каким смаком абхазоненавистники расписали бы в СМИ и блогосфере этот эпизод, случись он где-нибудь на территории Абхазии. Очень хорошо представил себе это: было бы не "вот какие подонки бывают среди людей!", а "вот какие подонки живут в Абхазии!"…

Потом я узнал, что мои попутчики отдыхали в Гагре, и начал осторожно расспрашивать их о впечатлениях. Осторожно – потому что мне никоим образом не хотелось выдавать свою заинтересованность в положительных оценках (мы не представлялись друг другу, и они не знали, откуда я). Оказалось, что они очень даже довольны. Жили в частном секторе, платя по 350 рублей в сутки. Море рядом, люди такие же теплые, как и море, природа удивительная… Надо ли говорить, что эти слова были для меня как бальзам на душу. Ибо из памяти не шел прочитанный накануне очередной кочующий по интернет-сайтам "полив" курортной Абхазии, где про Гагру сказано, что она просто ужасна – "взорванная помойка". Многое в этом тексте наводило на мысль, что он явно состряпан в ходе ведения информационной войны: например, там было описание сухумских обезьянника, где обитают "замученные животные", Ботанического сада, который "на деле небольшой участок земли, где что-то понатыкано в хаотичном порядке". (Обезьяны действительно были полудохлыми, облезлыми, но только в самые первые послевоенные годы, а насчет Ботсада – "пишите письма" тем, кто его закладывал полтора века назад, да и вообще так можно "раскритиковать" что угодно). Но ведь не раз встречались в интернете и резко критичные отзывы об отдыхе в Абхазии, которым веришь. С другой стороны, и среди позитивных интернет-отзывов приходилось читать такие, которые казались слишком уж "рекламными". Словом, внимательное чтение и знание реалий всегда помогут отличить отзыв, написанный просто по движению души от сделанного по спецзаказу.

Мне меньше всего хотелось выглядеть здесь защитником чести мундира курортной Абхазии. Конечно, моим попутчикам в купе повезло, что, наверное, не натолкнулись, как, увы, бывает, на грубость и хамство, рвачество в курортном бизнесе, воровство… Таких везунчиков, надеюсь, все же гораздо больше, чем тех, которым "не повезло". Но проблема не только в том, что негативные отзывы вызывают гораздо больший резонанс, но и в том, что когда они относятся к Абхазии, а не, скажем, к такому же по величине кусочку черноморского побережья России, это сразу же начинает приобретать национально-политический окрас. А чего стоит давно идущая информационная война в интернете, когда очень трудно установить, кто на самом деле и в какой географической точке "стучит по клаве"! А на войне как на войне: получается, что объект, против которого он ведется, – это средоточие негатива. Между тем вот маленький эпизод: когда, уже возвращаясь из своей сентябрьской поездки, я садился в поезд до Адлера в Невинномыске, проводница, отрывая какую-то часть от билетов у меня и у севшего одновременно соседа по купе, не переставала ворчать: "Головы вам надо оторвать". "Это за то, что взяли билеты?" – догадался я. Конечно, и во времена СССР проводники в поездах старались подработать, провозя безбилетных, но это, по крайней мере, не выглядело так вызывающе-агрессивно.

Это, впрочем, не умаляет неприятного впечатления от деятельности наших рвачей, которые, скажем, довозят туристов почти до самого Новоафонского монастыря на экскурсионных автобусах, а потом пересаживают их в вагончики, чтобы, собрав еще рублей по десять с "носа", подвезти вверх на какие-то двести метров… Так, во всяком случае, было несколько лет назад, когда я решил в качестве "туриста из Сочи" совершить экскурсию по так называемому золотому кольцу Абхазии. Кстати, до сих пор это "кольцо" заканчивается Новым Афоном.

В этом году многие СМИ отмечали, что нынче в Абхазии была, наконец, преодолена негативная тенденция снижения туристического потока последних лет, туристов и курортников в республике побывало много больше, чем раньше. Это было видно и, что называется, на глазок. Причем, если в первые послевоенные годы в Абхазию ехали прежде всего из ностальгических побуждений побывавшие здесь в советские времена, то сейчас бросается в глаза, что туристы и курортники представлены людьми самых разных поколений, много молодежи.

По общему мнению экспертов, Абхазия в потенциале имеет все природно-климатические возможности для того, чтоб стать здравницей мирового уровня. Но задействован этот потенциал пока в весьма незначительной мере. Согласно данным Торгово-промышленной палаты РА, действующий комплекс санаториев, пансионатов, гостиниц и баз отдыха составляет порядка 1/4 от уровня 1992 года, остается большое поле для краткосрочных и долгосрочных инвестиций.

Всего это 133 санаторно-курортных объекта: 6 санаториев в общей сложности на 794 койко-мест, 20 пансионатов на 450 койко-мест, 15 домов отдыха. Большинство объектов сосредоточено в Гагрском районе: 4 санатория, 14 пансионатов и 8 домов отдыха. Остальные – в городах Сухум, Гудаута и Новый Афон. В частности, в Сухуме на базе научно-исследовательского Центра курортологии и нетрадиционной медицины им. А. Куджба возрожден санаторно-куротный объект "Апсны".

Примерно такова и география отелей: из 92 по всей Абхазии 53 приходятся на Гагру, 8 – на Гудауту, по 15 – на Новый Афон и Сухум, одна гостиница в Очамчыре.

Соответственно, из 70 туристических фирм на город Гагру приходится 43, на Сухум – 15, Гудауту – 10, Пицунду – 6, Новый Афон – 5.

Безусловно, этот традиционный "перекос" в сторону западной части Абхазии сложился уже давно, но после войны он стал особенно ощутим из-за того, что восточная часть республики, несмотря на свое богатство достопримечательностями, практически перестала принимать туристов. И лишь в результате медленного улучшения инфраструктуры в этом регионе Абхазии темпы развития туризма здесь постепенно стали расти. Так, в селе Отап Очамчырского района возобновились экскурсии в пещеру Абрскила.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG