Accessibility links

Отнятое будут возвращать?


По распространенной информации, Зураб Адеишвили покинул Грузию 2 октября, вскоре после того, как стали известны итоги парламентских выборов. Грузинские СМИ до сих пор не могут установить его местонахождение

По распространенной информации, Зураб Адеишвили покинул Грузию 2 октября, вскоре после того, как стали известны итоги парламентских выборов. Грузинские СМИ до сих пор не могут установить его местонахождение

ПРАГА---А теперь в продолжение темы наша постоянная рубрика «Гость недели». Сегодня мы представляем бизнесмена Зазу Сиоридзе, который предъявил претензии чиновникам из ближайшего окружения президента Михаила Саакашвили. С ним побеседовал главный редактор «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:
Заза, сегодня вы выдвинули против двух государственных чиновников Грузии Зураба Адеишвили и Рамаза Николаишвили обвинения в том, что они преследовали вас, когда вы и ваш друг отказались передать им телекомпанию «Гурия». Можете вы немного подробнее рассказать об этой истории? Как это происходило? Что это были за репрессии?

Заза Сиоридзе: Это началось в конце 2011 года. Я помню, это было 25 ноября, когда ко мне Рамаз Николаишвили, бывший министр регионального развития и инфраструктуры, прислал моего друга и родственника, чтобы я отдал акции телекомпании «Гурия». Мы отказались, и после этого все началось. 5 декабря, через неделю, мы получили решение о том, что у нас отняли 100 процентов акций телекомпании «Гурия». И после этого уже в конце декабря начались, я прямо скажу, репрессии. В чем они заключались? Первое – это налоговая инспекция и прокуратура. Налоговая инспекция проверяла мою компанию – строительную небольшую компанию, а прокуратура преследовала компанию моего зятя. Арестовали директора и главного бухгалтера. Дело не закрыто до сих пор. Я не согласился с тем, что они начислили моей компании астрономическую сумму денег, и сразу же подал исковые заявления в суд и другие инстанции. Все это длилось в течение семи-восьми месяцев. А потом городская прокуратура и городской суд приняли решение: они установили финансовый мониторинг надо мной и членами моей семьи – женой, дочкой и зятем. В чем заключается финансовый мониторинг? Они контролировали все мои счета, все мои переводы. Без согласования с прокуратурой я не имел права перечислять определенные суммы денег. Эта ситуация длится до сих пор. Так как победила оппозиция, у меня появляется возможность снова возобновить борьбу за то, чтобы сняли с меня незаконно начисленные штрафные санкции и т.д.

Андрей Бабицкий: Скажите, а какова была роль министра юстиции Зураба Адеишвили в этой истории?

Заза Сиоридзе: Он контролировал все, в его компетенцию входило все это. Они прямо сказали, что это политический мотив, после того, как мы отказались отдать телекомпанию, тем самым усилили с их стороны финансовый и другой контроль. Прямо они сказали, даже не скрывали.

Андрей Бабицкий: Среди ваших знакомых - вы же наверняка поддерживаете отношения с бизнесменами - это была обычная практика? То есть вот так поступали с разными людьми, с разными представителями бизнеса?

Заза Сиоридзе: У них есть свои бизнесмены и нейтральные бизнесмены. Например, как я. Те бизнесмены, которые не подчинялись и не считались «карманными» бизнесменами правительства, находились под большим давлением правоохранительных органов. А что касается телекомпаний и медиа, для них это очень деликатная тема, они не хотят, чтобы телекомпании находились в чужих руках. Вот, что я могу сказать.

Андрей Бабицкий: Как вы думаете, сейчас начнется массовый, можно сказать, передел собственности, то есть бывшие владельцы, у которых незаконным образом, рейдерскими захватами отобрали имущество, начнут предъявлять свои права на него, и этот процесс может принять массовый характер, как вы полагаете?

Заза Сиоридзе: Может быть, но все-таки такие вопросы должен решать объективный суд. Не знаю, может у кого-то есть такая мысль в голове, что у меня по праву отняли бизнес, - я не могу это сказать. Действительно, есть бизнесмены, которые и сейчас сидят в тюрьме, есть бизнесмены, которых отпустили, отняв у них бизнес. Все это сейчас должен решить объективный суд.

Андрей Бабицкий: Вы рассчитываете на объективность суда? Ведь судебная система была сформирована при Михаиле Саакашвили, и, как говорят, она до сих пор остается под его контролем.

Заза Сиоридзе: Нет, сейчас совсем другая ситуация – победила оппозиция. Суд сейчас оказался под большим контролем как общественности, так и правительства, и парламента. Так что, я надеюсь, что наконец-то суд займет нейтральную позицию. Сейчас Саакашвили тотальный контроль над судом теряет.

Андрей Бабицкий: Как вы полагаете, при новом правительстве может эта старая система, когда бизнес становится своим, и только прикормленные бизнесмены могли работать нормально, может ли она быть снова использована, или все-таки произойдут какие-то существенные изменения в этой области?

Заза Сиоридзе: Сейчас наконец-то создалась такая ситуация... Иванишвили сам успешный бизнесмен и менеджер, он прекрасно понимает, как должен работать свободный бизнес. Вмешательство правительства исключается. Будем работать на свободном поле. А государство должно делать свое дело – принимать законы, которые будут способствовать и помогать бизнесу. Правительство не имеет права контролировать бизнес. Это однозначно. Это самое главное обещание Иванишвили. Я в это верю, я знаю лично его, я сам бизнесмен и сам был в правительстве, и я знаю, что только в таком случае бизнес может развиваться. Только в таком случае – на свободном поле.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG