Accessibility links

ПРАГА---Призыв МИДа самопровозглашенной республики Абхазия к сопредседателям Женевских дискуссий дать политическую оценку действиям грузинских спецслужб в Гальском районе, скорее всего, вызовет стандартную реакцию международных посредников. Они наверняка не станут оценивать события в регионе, в который нет доступа международным наблюдателям. Однако, как считает наш постоянный комментатор из Сухуми Инал Хашиг, отнюдь не только посредники были адресатом заявления абхазского внешнеполитического ведомства. С Иналом беседует Дэмис Поландов.

Дэмис Поландов: Инал, абхазский МИД призывает сопредседателей Женевских дискуссий дать политическую оценку, как они пишут, «террористической деятельности спецслужб Грузии на территории Абхазии». МИД говорит о том, что соответствующий доклад об этой террористической деятельности был направлен участникам Женевских дискуссий 11 октября этого года, и вот теперь, видимо, ожидается какая-то реакция. Как вы считаете, насколько реально то, что сопредседатели Женевских дискуссий дадут такую оценку, и, как вы считаете, какова будет реакция грузинской стороны?

Инал Хашиг: То, что именно сейчас, сразу же после выборов появилось такое заявление, такой документ, можно расценивать, наверное, как проверку на вшивость. Ну, прежде всего, это, наверное, касается не многочисленных посредников в лице Евросоюза, ООН и т.д., а речь, наверное, идет все-таки о Грузии. Дело в том, что еще в период выборной кампании в одном из интервью Паата Закареишвили, который через несколько дней будет утвержден министром по урегулированию конфликтов и реинтеграции Грузии, заявил о том, что Грузия с приходом к власти «Грузинской мечты» обязательно прекратит всякого рода деятельность, направленную против Абхазии, это касается, прежде всего, Гальского района, и будет стремиться к тому, чтобы это была действительно территория мира, полностью безопасная, то есть не было бы никаких агрессивных действий с территории Грузии. Прежде всего, он имел в виду действия различного рода грузинских спецслужб. Понятно, как, допустим, отреагирует Евросоюз. Наверняка скажет: мы не можем делать свои комментарии по этому заявлению, так как европейских наблюдателей не пускают на территорию Абхазии, и, соответственно, когда вы нас впустите, вот тогда мы сможем изучить ситуацию и прокомментировать. Сейчас я просто уверен, что этот посыл направлен даже не европейцам, а именно представителям грузинского правительства, и, наверное, для них это будет щекотливая тема.

Дэмис Поландов: Инал, как вы считаете, вообще, существует такая возможность, что грузинская и абхазская стороны будут производить какую-то согласованную политику в отношении населения Гальского района?

Инал Хашиг: Мне сложно сказать. Просто каждый, наверное, по-своему понимает, что такое согласованное решение. Тем не менее, допустим, если не политизировать ситуацию на грузино-абхазской границе, то, наверное, правоохранительные органы как Грузии, так и Абхазии могли бы сотрудничать, чтобы все-таки декриминализировать территорию Гальского района, чтобы вот это хождение преступных группировок с одной стороны на другую по реке Ингур прекратилось бы. По крайней мере многие преступления остаются нераскрытыми, и преступники не несут никакой ответственности, потому что они совершили их, допустим, на территории Гальского района, затем они спокойно пересекают реку Ингур и оказываются на грузинском берегу, и их уже никто не преследует. И, я думаю, если в этой области правоохранительные органы нашли бы точки соприкосновения, тогда можно было бы говорить о том, что с безопасностью многие вопросы в этом регионе могут быть решены. В принципе, это заявление прозвучало не просто потому, что надо что-то сказать, все-таки оно имеет какую-то цель. Необязательно, чтобы в Женеве все стороны как-то осудили действия Грузии, но все-таки какие-то практические движения по нормализации ситуации в Гальском районе это заявление все-таки несет в себе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG