Accessibility links

Сухум – "город, взятый волнами"


Кроме микрорайона Маяк, в остальных местах город прижат горами к морю

Кроме микрорайона Маяк, в остальных местах город прижат горами к морю

"Диоскурия – город, взятый волнами" – книга с таким названием хранится в моей домашней библиотеке. Это не научно-популярная и не историческая литература, как, может быть, вы подумали, а проза о современности, изданная лет тридцать назад. Просто в те годы и раньше была на слуху тема "черноморской Атлантиды" – древнегреческой колонии Диоскурии на месте современного Сухума, которая в начале нашей эры в результате природного катаклизма якобы ушла под воду. На самом деле, как после бесплодных поисков на дне Сухумской бухты стали утверждать многие историки, это, скорее всего, легенда; в любом случае, если какая-то часть диоскурийских кварталов и была затоплена морем (скажем, из-за оползней), масштабы этого природного бедствия потом сильно преувеличили...

Но фактом является другое: абхазы издавна старались селиться на возвышенных местах, подальше от опасной близости с берегом моря. Расположенных на низменности приморских сел у нас не так уж много. Моя покойная тетя, выросшая в одном из таких мест, в полутора километрах от моря в селе Тамыш, в пожилом возрасте любила вспоминать, как ее старшему брату, моему отцу, нравилось пугать ее, совсем маленькую, тем, что "придет море и затопит нас"…

Упомянутую же выше книгу я вспомнил только в связи с тем, что ее название в начале нынешнего октября трансформировалось в моем воображении в другое: "Сухум – город, взятый волнами". Хотя, конечно, в данном случае не морскими – это только некоторые футурологи стращают нас возможным подъемом в будущем уровня мирового океана в результате глобального потепления; затопили город ливни и протекающие через него и разлившиеся мелкие речушки. Но когда я рассматривал некоторые фотографии, сделанные в городе близ моря, действительно создавалось впечатление, что затопленные пространства на суше и морская гладь сливались в одно целое.

Нет, настоящих, катастрофических наводнений, подобных нынешнему на Кубани, в наших краях людская память не хранит. Как и землетрясения, наводнения наши большей частью лишь пугают народ. Самое сильное затопление Сухума, о котором знаю, случилось в 1995 году, тогда была даже одна жертва – старушка, которую унесло потоком воды с гор. Нынче обошлось без жертв, зато водная стихия нанесла по городу удар "дуплетом" – 9 и 12 октября. Многие рассуждают на тему, что все лето и сентябрь в Абхазии стояла сухая солнечная погода, а потом "хляби небесные будто прорвало". Конечно, наладить отношения с небесной канцелярией пока еще никому не под силу, а вот что делать с одной из сухумских речек – над этим многие в столице Абхазии ломают сейчас голову…

Не одному поколению жителей Сухума известен коварный характер речки Адзыпща (в народе ее привыкли называть Гнилушкой), которой свойственно после обильных дождей разливаться в своем нижнем течении и создавать многочасовые потопы на автотрассе между вокзалом и медицинским колледжем. Кто из нас, сухумцев со стажем, и в советские еще, и в постсоветские годы не застревал на автомобиле в той гигантской луже, не поворачивал, чтобы отправиться в объезд через село Яштхуа, а если ехал на общественном транспорте, не сходил с него и, поднявшись на насыпь железной дороги, не топал дальше по рельсам? Мне в такие минуты обычно лезли в голову слова старого шлягера: "А я по шпалам, опять по шпалам…", естественно – в миноре...

И вот на 9 октября после "долгоиграющего" ночного и утреннего дождя этот отрезок трассы вновь затопило. Причем поскольку разнообразных авто нынче развелось как собак нерезаных, хвост длиннющей очереди к луже у вокзала растянулся со стороны западного въезда в город на целый километр, до Водоканала. Большинство машин с трудом, но преодолевали ее, а вот моя стопудово в ней бы застряла. А в центр города надо было срочно попасть. Словом, как в "старые добрые времена", пошлепал по шпалам. Попутчиков, впрочем, в тот раз было немного, так как большинство автомобилей все-таки проезжали по этой длинной, в полкилометра, но все же не такой глубокой луже… А вот когда через два дня, в пятницу утром, я проснулся и увидел, что одна из прилегающих к нашей пятиэтажке улиц превратилась в "венецианский канал", сразу понял, что на этот раз завокзальная часть города, в которой живу, отрезана от центральной капитально. И впрямь, лужа у вокзала на этот раз, когда я до нее добрался, была уже не столь длинной, но такой глубины, что лишь некоторые грузовики и джипы могли ее преодолеть. По шпалам в тот день тянулась нескончаемая вереница людей… Ну, вот, а некоторые у нас говорят, что после того, как железная дорога в Абхазии превратилась в тупик, она нам почти перестала быть нужной! А кто бы выручал сухумцев в такие дни?

Оба раза, шагая по шпалам, я вспоминал "экскурсию", которую в середине сентября совершил по расположенной неподалеку, ближе к морю, улице Железнодорожной в сопровождении жителя одного из домов по этой улице ветерана труда Жоржа Евгеньевича Квициния. В те дни стояла еще сухая, по-летнему жаркая погода, но, видно, как у стариков перед непогодой разыгрывается ревматизм, так и ему чутье подсказывало: надо бить в набат. Мы на его машине проехали под железнодорожным мостом и остановились недалеко от военкомата. Мой "экскурсовод" показал мне всякие банки-склянки и прочую рухлядь, которыми постоянно замусоривается русло речушки. Его надо постоянно чистить и от буйной растительности, которая тоже повышает вероятность наводнений. Потом мы проехали дальше, к улице Железнодорожной, и я увидел насыпь на берегу речки, которая преграждает путь воды к жилым домам в самом опасном участке. А еще дальше – ствол упавшего эвкалипта, который лежит сейчас над руслом речки как некий мостик, которым никто не пользуется. "А если бы дерево упало прямо в воду и перегородило ей ход?" – сказал Жорж Евгеньевич и начал вспоминать, как однажды после сильных дождей речка разлилась настолько, что затопила дворы расположенных здесь домов и "зашла" на первые этажи. А затем показал текст письма – одного из тех многочисленных писем, которые местные жители направляли в последние годы властям:

"ЗАЯВЛЕНИЕ
Мы, жители ул. Железнодорожная, просим вас оказать содействие в очистке реки Адзыпша, которая протекает вдоль улиц Железнодорожная и Бейгуа.
1. В связи с этим считаем необходимым углубить русло реки Адзыпша под мостом железной дороги по улице Бейгуа, т.к. после очередного наводнения улицы бывают забиты мусором.
2. От военкомата вдоль реки расположено три канала, но один из них не функционирует, так как засорен полностью, и когда идут сильные дожди, вода не успевает уходить и заливает всю улицу – дома и дворы.
Мы обращались в Администрацию города г. Сухума. Представители Администрации приходили, смотрели, но никакие меры не были приняты.
Большая просьба рассмотреть наше заявление и принять соответствующие меры.
Жители улиц Железнодорожная и Бейгуа в количестве 60 человек".

К месту, где мы стояли, постепенно подходили жители из близлежащих домов и выражали свою обеспокоенность ситуацией, вспоминали о наводнении на Кубани, которое потрясло в нынешнем июле всю Россию. Абхазские волонтеры тоже, как известно, внесли свой вклад в ликвидацию последствий наводнения в Крымске. Но ведь всегда лучше постараться предотвратить бедствие… В данном случае субботниками делу не поможешь, нужна серьезная работа с применением техники по планомерной очистке русла речки вплоть до самого впадения ее в море. "Мы все очень благодарны депутату парламента РА Артуру Миквабия, который этим летом откликнулся на нашу просьбу и на свои средства нанял экскаватор, с помощью которого были проведены берегоукрепительные работы, – сказал Ж. Квициния. – Но с этой речкой должно основательно "повоевать" все государство, иначе беды рано или поздно не избежать".

Как в воду речки Гнилушки смотрел ветеран… Проходя после последнего наводнения по железнодорожной насыпи над этой речушкой, я сфотографировал кусты над ней. На них словно елочные украшения висели разноцветные полиэтиленовые пакеты и прочий мусор – остались после того, как схлынула вода. И что же, так будет из десятилетия в десятилетие?

Кто-то из моих собеседников в эти дни предложил: надо пустить эту речку по бетонной трубе, затраты рано или поздно окупятся. Над этим предложением посмеялись: это ничего не даст, горные потоки пойдут поверх трубы и все равно затопят автотрассу… Выход лежит на поверхностности: надо просто не лениться и постоянно чистить русло речки, углублять его…

Рано или поздно эту и не только эту проблему надо будет решать. Столица Абхазии будет расти территориально, а это может происходить только за счет болотистой низменности микрорайона Маяк, который сейчас считается самым депрессивным в Сухуме; в остальных местах город прижат горами к морю. Но когда-то и красавец Петербург вырос на болотах. А лет через сто, может, и сухумский Маяк превратится в цветущий сад и самую элитную часть города.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG