Accessibility links

Три года назад, когда в Абхазию пошла российская помощь, высокопоставленные абхазские чиновники объясняли (естественно, в неформальной обстановке), что ощутимый крен в сторону финансирования социальных проектов - это исключительно прихоть самой Москвы. Мы мол, дескать, как можем, пытаемся убедить своих российских партнеров часть денег направить в реальный сектор экономики, но все безрезультатно. Нам говорят: стройте и ремонтируйте дороги, больницы, школы и детсады, а на другое, уж извините, денег нет.

Сейчас, когда рассчитанный на три года, так называемый «Комплексный план содействия социально-экономическому развитию РА» подошел к своему завершению – бюджет страны с завидным аппетитом освоил более 10 миллиардов рублей – и на горизонте замаячила перспектива новой трехлетки с еще более увесистым «кошельком» (по слухам Москва обещает выделить Сухуму уже 30 миллиардов рублей), казалось бы, теперь уж точно и реальному сектору экономики должно что-то перепасть. К тому же, по теме освоения будущих траншей даже прошли внутриабхазские консультации. Парламент обсуждал ситуацию с президентом. Затем депутаты выезжали в регионы и там советовались не только с местным начальством, но и со своими избирателями. В итоге выяснилась парадоксальная вещь. То, что долго и упорно фигурировало под шапкой «прихоти» Кремля, оказалось самым что ни на есть внутренним заказом. То есть, на вопрос: «На что потратить деньги?», на местах, как правило, предлагали очень простой ответ: «Отремонтируйте дорогу, проведите водопровод, постройте детский сад» и т.д. О том, что было бы здорово построить какой-нибудь перерабатывающий завод или фабрику, иметь возможность устроиться туда на работу, а после налоги, которые платили бы такие предприятия, позволили бы государству самостоятельно профинансировать ту же социалку, практически ни слова. Впрочем, я не исключаю, что действительно в начале тесного российско-абхазского сотрудничества идея вкладываться исключительно в социалку была сформулирована именно Москвой. Но сейчас, когда, с одной стороны, местная элита за три минувших года не только исполнила заказ, а с другой, стала для обычных граждан своего рода стариком Хоттабычем, исполняющим все желания, изначальное стремление выбить деньги на экономическое развитие оказалось никому не нужной головной болью. Теперь не только у Москвы, но и самого Сухума, нет ни малешего интереса к проектам, которые позволили бы Абхазии самостоятельно заработать деньги на жизнь. Как это прискорбно не звучало бы, быть безвольным и инфантильным нахлебником стало удобно не только для самой власти, но и, увы, для рядовых гражданам.

На этой неделе президент Александр Анкваб заявил, что власть продолжит активно ремонтировать больницы, дома культуры, школы, и сделает так, чтобы в каждом селе Абхазии (а их всего 105 штук) в ближайшие годы был открыт детский сад. И, естественно, все эти проекты будут осуществляться на щедро даримые Россией деньги. Уверен, после презентации столь внушительной экономической программы развития страны Александр Золотинскович, хотя до следующих президентских выборов четыре года, фактически гарантировал себе еще один срок на троне. Это та ситуация, когда народ и правитель не могут смотреть друг на друга без слез умиления. Вот она – демократия в действии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG