Accessibility links

Первая за 22 года независимости Грузии мирная передача власти до сих пор является одной из тем, обсуждаемых в стране. Все более или менее сходятся в одном: «Нацдвижение» проиграло выборы потому, что слишком уверовало в собственную непогрешимость, утратило обратную связь с населением, а также решило, что для стабильности страны непременно нужно контролировать все, что движется – от Министерства внутренних дел до какой-нибудь несчастной Федерации бадминтона, от которой ничего не зависит, кроме, естественно, самого бадминтона. Однако на самом деле это лишь поверхностная точка зрения – достаточно вспомнить прошедшие со дня объявления независимости годы, как станет ясно: поражение националов – это естественный этап в развитии страны.
Дело в том, что смена власти в Грузии никогда не была сменой по примеру, допустим, стран Африки и Латинской Америки, когда реально не менялось ничего, кроме персон, рассевшихся у кормушек. Каждая новая эпоха всегда была пусть небольшим, но движением вперед.

Приход к власти Звиада Гамсахурдиа ознаменовался выходом из состава СССР и объявлением независимости, что само по себе явилось отправной точкой, началом процесса. Однако очень скоро выяснилось, что президент из бывшего диссидента вышел никудышный: правительство свернуло рыночные реформы, страна была почти официально закрыта для иностранных инвесторов и скоро превратилась в нелепый местечковый авторитарный режим. В итоге Грузия провалилась в пучину гражданской войны, и очень скоро страна фактически прекратила существование как единое правовое пространство – она превратилось в некое сборище 5,5 (тогда еще) млн. человек, волей случая оказавшихся на одной территории, говорящих на одном языке, но не имевших никаких общих целей. Таким образом, мы получили независимость, но потеряли страну.

На этом фоне приход к власти прожженного партократа Эдуарда Шеварднадзе был большим прогрессом – хоть и сейчас это звучит просто дико. Следует также отметить, что первые годы он фактически был свадебным генералом, а реальную власть получил только в 95-96 годах, когда ему удалось совершенно непостижимым образом разогнать вооруженные формирования, фактически управлявшие страной. В результате деятельности Шеварднадзе удалось восстановить СТРАНУ как единое пространство, где ездят автобусы, есть какая-то железная дорога, кто-то в центре издает какие-то законы, назначает каких-то должностных лиц (а затем может их снять) и т.д.

Но морального ресурса и интеллектуального багажа Шеварднадзе не хватило на то, чтобы построить ГОСУДАРСТВО – в итоге к революции 2003 года Грузия пришла как несомненно существующая, живущая коллективной жизнью СТРАНА, но не ГОСУДАРСТВО.

Следующим этапом стало «Национальное движение», которое в короткий срок сумело превратить Грузию в ГОСУДАРСТВО – то есть страну, где более или менее выполняются законы, где есть полиция, есть таможня, где платят налоги, где на свадьбе нельзя стрелять из автомата в воздух, где колоться и быть вором в законе не престижно, где в случае прорыва водопровода ремонтная бригада приедет не позднее чем через пару часов. Что бы сегодня ни говорили о НД, оно сделало свой шаг вперед – практически с нуля создало государство.
Однако оно получилось каким-то слишком уж закрытым, жестким и, мягко говоря, недемократическим – «Нацдвижение» сделало свой максимум и ушло в оппозицию.

Теперь пришел черед «Грузинской мечты» - следующий шаг за ней. От бидзинистов сейчас ждут главного: сохранить созданное «националами» государство и сделать его более безопасным для граждан и предсказуемым, создать, наконец, полноценную судебную систему, способствовать свободе СМИ, в общем, идти в направлении формирования демократических институтов.
Логическая цепочка последних 22 лет дает надежду на то, что и на этот раз смена власти окажется не просто сменой действующих лиц. В пользу этого говорит еще одно обстоятельство.

Один знакомый блоггер, с которым я постоянно ссорюсь, высказал мнение, которое полностью совпадает с моим: Грузия развивается скачкообразно, и вслед за 2-3-летним рывком неизбежно следует застой. Так было при Звиаде, когда в первые месяцы расцвели кооперативы, так было при Шеварднадзе, когда в 1996-2000 годах в стране вдруг резко пошло улучшение общей ситуации – как экономической, так и во всем остальном. Так было и при националах, которые в 2004-2008 годах провели впечатляющие радикальные реформы, затронувшие не просто повседневную жизнь Грузии, но и в определенной степени менталитет населения.

Во всех этих трех случаях рост сменялся застоем, удушьем, всеобщей депрессией, а затем сменой власти.

Так произошло три раза, и нет никаких оснований полагать, что в четвертый раз будет иначе. Если следовать этой предопределенности, то в ближайший год-два в Грузии снова будет заметный, но краткосрочный рывок. Затем «мечтатели» привыкнут к креслам, обрастут непробиваемой слоновьей кожей, а через 8 лет уйдут под такой же свист и улюлюканье, как и «националы» сегодня… Тенденция, однако.

Впрочем, все это будет через 8 лет, а пока – будем ждать…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG