Accessibility links

Две "партии власти" - и ни одной оппозиционной


Даже учитывая противоречия между "националами" и "мечтателями", во внешней политике неожиданности не столь вероятны

Даже учитывая противоречия между "националами" и "мечтателями", во внешней политике неожиданности не столь вероятны

Парламент Грузии утвердил состав правительства и кандидатуру его председателя. Вслед за креслом спикера коалиция "Грузинская мечта" взяла под свой контроль и кабинет министров. Окажет ли это серьезное воздействие на внешнеполитические приоритеты страны в целом и на грузино-российские отношения в частности?

После утверждения Бидзины Иванишвили на посту премьер-министра Грузии в этой стране складывается парадоксальная ситуация. Теперь в ней будут две "партии власти" и ни одной оппозиционной. "Грузинская мечта" будет ориентироваться на главу кабинета министров, а "Единое национальное движение" на действующего президента, который, по крайней мере, сегодня не готов уйти со своего поста. В этой связи до президентской кампании 2013 года во внутренней политике Грузии может произойти много интересных и неожиданных поворотов. Но можно ли то же самое сказать о внешней политике? Особенно с учетом имеющихся между "националами" и "мечтателями" противоречий.

Рискну предположить, что на этом направлении неожиданности не столь вероятны. Да, среди различных колонн коалиции "Грузинская мечта" есть последовательные и многолетние оппоненты Михаила Саакашвили. Однако оппонирование оппонированию рознь. Начнем с того, что проблемы во взаимоотношениях с северным соседом начались у Тбилиси задолго до 2003 года. Конечно, Саакашвили и его команда обострили их до предела, действуя подчас излишне эмоционально и иррационально. Однако было бы ошибочно отождествлять идеи стратегического союзничества с НАТО или политического отдаления от России только с позицией третьего президента Грузии.



Между тем среди его оппонентов есть и такие, кто продвигал идеи партнерства с НАТО намного раньше, чем это стал делать Саакашвили. В первую очередь речь, конечно же, о республиканцах, которые жестко и определенно выступали и по вступлению страны в СНГ, и по российским военным базам, и по североатлантической интеграции еще в первой половине 1990-х годов. В то время о таком политике, как Саакашвили, широкие массы еще не знали. Сегодня лидер Республиканской партии Давид Усупашвили возглавил парламент страны, а один из ее представителей Паата Закареишвили встал во главе Министерства по делам реинтеграции. И еще до своего вступления в должность он заявил о прямых грузино-абхазских переговорах вне всякой привязки к российской политической линии. Одним из любимых "коньков" представителей "Единого национального движения" является обвинение "мечтателей" в том, что они рекрутировали в свои ряды бывших чиновников Эдуарда Шеварднадзе. Но разве нынешний председатель парламентского комитета по внешней политики Тедо Джапаридзе не был многолетним послом Грузии в США, а затем министром иностранных дел и секретарем Совбеза? И разве не укреплял он все эти годы североатлантического вектора внешней политики страны? Да и помимо ветеранов грузинской политики среди "мечтателей" есть те, кто потрудился на государственном поприще и при позднем Шеварднадзе, и при раннем Саакашвили. Взять хотя бы министра обороны Ираклия Аласания.

При этом все вышеупомянутые политики, расходясь в оценках причин августовских событий 2008 года, сходились и сходятся во мнениях относительно статуса Абхазии, Южной Осетии. При всех разногласиях между двумя ведущими политическими силами страны вопросы альтернативного геополитического выбора (Евразийский Союз, нейтралитет) не обсуждаются. Они выведены за рамки споров внутри системы и дискутируются заведомыми маргиналами. Это не плохо и не хорошо, такова реальность. И тезис о преемственности прежнего внешнеполитического курса успели уже озвучить и сам Бидзина Иванишвили, и новый министр иностранных дел Майя Панджикидзе. Европейская и североатлантическая интеграция, таким образом, остаются приоритетами для двух грузинских "партий власти". Отметим, что популярный в ходе выборов лозунг "Грузинской мечты" о налаживании отношений с Россией никогда полностью не отрицался и Саакашвили. Только грузинский лидер выдвигал для этого жесткие предусловия. Не будем зарекаться по поводу того, что "мечтатели" удержатся от того же. Вспомним, как и Саакашвили в свое время предлагал Путину начать все "с чистого листа", и чем в итоге все обернулось. Хорошо, если в политике кабинета Иванишвили прагматизм будет более выраженным. Однако каким бы выпуклым он ни был, в Грузии сохранится консенсус относительно ключевых внешнеполитических приоритетов. Просто потому, что такова логика независимого государства.

Впрочем, очень многое будет зависеть от нюансов и акцентов, а также от внутриполитических раскладов. Их влияние на внешнюю политику никто не в состоянии отменить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG