Accessibility links

ПРАГА---Продолжаем тему. У нас на прямой связи из Тбилиси адвокат Лия Мухашаврия.

Кети Бочоришвили:
Калбатоно Лия, тюрьмы уже покинули три с половиной сотни заключенных. Я бы хотела у вас спросить: за какие преступления были осуждены эти люди, почему именно они были выпущены на свободу в первую очередь? И, вообще, не кажется ли вам, что в таких делах, наверное, не стоит торопиться, а надо внимательно изучить дела заключенных, а потом отпускать их на свободу? Ведь есть риск вместе с водой выплеснуть и ребенка?

Лия Мухашаврия: Насколько мне известно, заключенные, которые уже оставили пенитенциарную систему, были освобождены по так называемой системе УДО, когда они отбыли половину, две трети или три четверти срока, который был присужден им. И еще в это число входят те заключенные, которые по состоянию здоровья были освобождены. То есть это те категории, которые ждали освобождения несколько лет, просили об освобождении уже несколько раз. И вот из-за бюрократической системы, по которой принимались эти решения, они оставались в тюрьмах. Иначе они были бы уже на свободе. То есть это не пересмотры их дел, это просто освобождение по системе УДО.



Кети Бочоришвили: То есть вы здесь не заметили какой-то определенной доли популизма со стороны новых властей? Ведь как бы на волне этой темы новые власти, ну, в общем, выиграли выборы, будем говорить. И они продолжили после выборов опять же эту тему. Вы здесь исключаете какую-то долю популизма?

Лия Мухашаврия: Конечно, нужно исключить популизм. Потому что 25 тысяч заключенных для Грузии – это колоссальная цифра, которую мы даже не могли представить себе лет 20 тому назад или еще раньше, когда население Грузии было гораздо больше, скажем, на миллион-полтора. Это не означает, что все эти люди вдруг стали криминалами и совершили преступления. Наоборот, они попали в заключение и стали, скажем так, криминалами в кавычках в силу политики, которая называлась у нас "нулевой толерантностью", которая ужесточила наказания. Был прямой приказ президента Саакашвили – всех в тюрьму, никого не щадить. То есть именно эта политика привела нас к тому, что у нас вот такое Лия Мухашаврия

Лия Мухашаврия

колоссальное число заключенных оказалось в тюремных заведениях. И я не думаю, что это популизм, когда меняется политика "нулевой толерантности", что справедливо, потому что люди изъявили свою волю в отношении новой политической силы, которой отдали свои голоса на выборах именно из-за того, что они не были согласны с той государственной политикой, которая привела нас к таким последствиям.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Лия, планируется еще досрочно освободить большое количество людей, правда, не говорят, сколько, но счет, наверное, может идти на тысячи, и их дела должны быть изучены в самые короткие сроки. Как, по-вашему, сегодня прокуратура обладает такими ресурсами, чтобы все это было сделано профессионально, компетентно, и вообще, какие, по-вашему, могут быть оптимальные сроки?

Лия Мухашаврия: К сожалению, о сроках не приходится говорить, потому что это будет очень сложная процедура. Я думаю, что, если не только прокуратура, но и здравоохранительные органы пересмотрят состояние здоровья заключенных, то несколько тысяч заключенных подпадают под освобождение именно из-за того, что наша тюремная пенитенциарная система не в силах предоставить адекватную медицинскую помощь этим заключенным. И не надо, конечно, забывать о том, что в 8-й тюрьме, где проходили на следственном этапе срок отбывания все заключенные, почти все они подверглись пыткам и являются жертвами бесчеловечного отношения, в силу чего их состояние здоровья, конечно, критическое. Я думаю, что несколько тысяч человек подпадут под этот критерий и будут досрочно освобождены из-за состояния здоровья. Другой вопрос – дела, которые пересмотрит прокуратура за счет тех жалоб, которые поступят в прокуратуру. Я думаю, что прокуратура изучит эти дела и подготовит свои заключения, которые в отношении некоторых дел будут представлены в дальнейшем суду, потому что абсолютно немыслимо, чтобы судебные решения, приговоры, вступившие в законную силу, могут быть отменены только судами, а не прокуратурой. То есть прокуратура будет органом, который изучит эти жалобы, подготовит свои заключения и предоставит суду для того, чтобы судебные разбирательства по таким категориям дел были упрощены и как можно скорее закончились. Я думаю, очень много людей захотят обжаловать те решения, которые были приняты против них в силу того, что за последние восемь-девять лет в нашей стране, к сожалению, судебная система стала механизмом репрессий из-за политики "нулевой толерантности", которая заставляла судей идти навстречу прокуратуре, которая для всех требовала максимального срока.
XS
SM
MD
LG