Accessibility links

Лейла Тания: "Негативная реакция в абхазском обществе будет решающей"


Железнодорожный вокзал в Сухуми

Железнодорожный вокзал в Сухуми

ПРАГА---И еще один материал на эту тему в рубрике "Гость недели". Сегодня рубрику ведет Дэмис Поландов. Он беседует с абхазским политологом, директором фонда "Гражданская инициатива и человек будущего" Лейлой Тания.

Дэмис Поландов:
Лейла, сегодня новый госминистр Грузии по реинтеграции Паата Закареишвили заявил о том, что грузинские власти будут продвигать проект по восстановлению транспортного движения через Абхазию, как он выразился, как железнодорожного, так и автомобильного. Он предлагает исключить политическую подоплеку и рассматривать эту проблему исключительно в экономическом ключе. Как вы считаете, какова будет реакция абхазских властей на это предложение, и, вообще, выгодно ли Абхазии возобновление транспортного сообщения?



Лейла Тания: Вы знаете, Дэмис, мне кажется, проблемы возобновления транзитных путей на Южном Кавказе, в черноморско-кавказском регионе нужно рассматривать как с точки зрения перспективы среднесрочной, долгосрочной, так и с точки зрения сегодняшних политически реалий. С точки зрения долгосрочной перспективы, я думаю, всем ясно, что экономическая интеграция региона – это очень важный проект, кому-то он выгоден в большей степени, кому-то в меньшей степени, но, в принципе, это наше будущее. Но если говорить о сегодняшних политических реалиях, то мы понимаем, почему восстановление железнодорожного и автомобильного сообщения Грузии и России через территорию Абхазии так важно именно для Грузии и с политический, и с экономической точки зрения, учитывая большой российский рынок для грузинской экономики, все это понятно, и здесь подоплека исключительно политическая, конечно. Сколько бы ни убеждали нас грузинские власти, что это чисто экономический проект, политическая подоплека видна, и она даже видна в этом же заявлении Закареишвили, где он говорит о том, что если бы это сообщение работало, то беженцы, конечно же, возвращались как бы своим ходом. И именно вот этот посыл, конечно, оказывается неприемлемым для абхазской стороны, для абхазского общества. Я думаю, что на данном этапе этот проект не может быть практически реализован. И даже если власти Абхазии захотели бы, я не знаю, может быть, под влиянием каких-то факторов пойти на такое соглашение, я думаю, что именно негативная общественная реакция не позволит им этого сделать.

Дэмис Поландов: Лейла, вы сказали о факторе, который может быть задействован. Я правильно понимаю, что вы говорите о возможной заинтересованности России в этом проекте – в возобновлении железнодорожного сообщения?

Лейла Тания: Да, безусловно. Конечно, Россия очень заинтересована в таком железнодорожном сообщении и не только из-за экономических, но и из-за геополитических интересов. Это понятно, и, возможно, такая заинтересованность России может иметь влияние на позицию абхазских властей. Но я еще раз говорю, что негативная реакция в обществе, я думаю, будет решающей в отказе абхазских властей от реализации этого проекта на данном этапе. На мой взгляд, этот проект может стать частью общекавказской региональной интеграции с задействованием всего транзитного потенциала, в особенности Абхазии, потому что у нас есть прекрасные транзитные возможности по линии "Север-Юг". Был разговор и о северо-кавказской дороге, хотя этот проект пока не принят у абхазских властей. Но, я думаю, вот эти транзитные возможности Абхазии должны быть стимулом для международного сообщества для принятия важного, принципиального стратегического решения, а именно международной легитимации де-факто и реально существующего независимого государства, в данном случае, частично признанного. Я думаю, перспектива экономической региональной интеграции упирается именно в перспективу легитимации Абхазии со стороны, по крайней мере, Европейского союза.

Дэмис Поландов: Лейла, если мы будем рассуждать более прагматично, то есть говорить о какой-то более близкой перспективе, как вы считаете, если начнутся переговоры по поводу возобновления транзитного грузового сообщения, абхазские власти будут против, и как к этому отнесется абхазская общественность?

Лейла Тания: Вы знаете, когда подписывалось аналогичное российско-грузинское соглашение по поводу мониторинга границы между Абхазией и Россией, я вам хочу сказать, официальная позиция, в общем-то, не соответствовала реальным общественным настроением. Потому что реальные общественные настроения были довольно жесткие, очень негативно настроенные к этому соглашению. Даже могу просто на своем примере сказать, что официальные власти даже препятствовали тому, чтобы мы вот эту негативную реакцию озвучили в полной мере на официальных каналах. Я не думаю, что абхазские власти все-таки пойдут на подписание такого соглашения, учитывая общественную реакцию. Должны быть поставлены какие-то политические условия для того, чтобы такой проект заработал.

Дэмис Поландов: Собственно, какие политические условия должна выставить Абхазия?

Лейла Тания: Для Абхазии сейчас самым главным политическим условием является даже не подписание договора о неприменении силы. На мой взгляд, важнейшее политическое условие – это легитимация абхазской независимости. Мы пришли уже именно к этому рубежу. Все остальные договоренности без учета этого политического соглашения не будут иметь смысла. И я считаю, что международное сообщество готово к принятию такого решения. Я думаю, что вопрос стоит именно так – стабильность региона или амбиции Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG