Accessibility links

Опять к вопросу об этнократии в Абхазии


В условиях полной зависимости Абхазии от России реальной независимости и "равноправного партнерства" быть не может

В условиях полной зависимости Абхазии от России реальной независимости и "равноправного партнерства" быть не может

Неделю назад на этом сайте абхазский журналист Виталий Шария опубликовал статью "К вопросу об "этнократии" в Абхазии", которая, в свою очередь, является его комментарием на мое интервью информационному агентству "REX". В своей статье Виталий Шария опровергает мое утверждение о том, что в Абхазии сложилась типичная этнократия. По его словам, некоторые, как он говорит, "перекосы" в пользу доминирования абхазов в руководстве вполне нормальны, ибо существует "вполне естественное для коренного этноса стремление удержать властные рычаги", а претензии к России на бытовом уровне в абхазском обществе не культивируются.

Позиция Виталия Шария – это подход типичного представителя абхазской интеллигенции, по своей сути очень националистичной и воспринимающей нынешнюю Абхазию не как многонациональную страну, а исключительно как этнический проект абхазов. Но сказать такое вслух как-то не комильфо – Абхазия же претендует на звание состоявшегося государства, а не закрытого средневекового мирка, – и поэтому начинаются обезьяньи ужимки и кривляния: "Ну нет, это не этнократия… Ну нет, это только перекосы…" и т.д.

Давайте взглянем на эти перекосы и спросим самих себя: если это не этнократия, то как тогда назвать то уродливое и противоестественное в наше время образование, которое представляет из себя современная Абхазия?

20 лет назад президент Грузии Звиад Гамсахурдиа сказал: "Коренное население должно преобладать над другими народами". Под коренным населением в Абхазии Гамсахурдиа понимал, конечно же, грузин, которых в Абхазии тогда насчитывалось 47%, в то время как абхазов лишь 17%.

Подход Гамсахурдиа абхазы сейчас называют фашистским, говорят об угнетении, о дискриминации, даже о геноциде. Против грузинской доктрины "преобладания" они боролись с оружием в руках в войне, которую сейчас называют "Отечественной". В этой войне угнетенные абхазы победили угнетателей-грузин, но парадоксальным образом моментально превратились в еще больших угнетателей, чем их вчерашние соперники.

Во время "страшного угнетения" и фашистской политики "этнического доминирования" в Верховном Совете Абхазской АССР существовали квоты, в соответствии с которыми центральные власти Грузии добровольно предоставляли 17% угнетенного абхазского населения 43% мест в парламенте, а 47% грузин-угнетателей – лишь 40%.

В соответствии с данными последней переписи населения, состоявшейся в конце прошлого года, в Абхазии сейчас насчитывается чуть более 50% абхазов, 25% мегрелов, 15% армян и 10% русских. У меня есть вопросы к достоверности этой переписи, ибо знаю, как она проходила – была поставлена задача максимальным образом завысить процент абхазов и с предыдущего показателя 33% догнать его до более половины, ради чего в абхазы записывали и косых, и хромых, и живущих в Абхазии, и нет. Так что вопросы к переписи есть, но других данных у нас нет, и придется опираться все равно на нее.

Так вот, при численности в 50% населения абхазы традиционно доминируют во всех органах власти. 92% депутатов парламента – абхазы, оставшиеся 8% – это три армянина, от мегрелов и русских не прошел вообще ни один человек. На последних муниципальных выборах за исключением одного, непонятно как затесавшегося, армянина победили только абхазы. В исполнительной власти страны, кроме двух министров-русских, все абхазы (человека-марионетку вице-премьера Александра Страничкина в расчет можно не брать); в руководстве армии и МВД – только абхазы; судьи – абхазы и т.д. Это то положение, которое В. Шария стыдливо называет "перекосы".

Давайте для наглядности представим, что это значит в российских реалиях. Еще раз: русских в Абхазии 10%. Если бы в России 10% населения не имело ни одного человека в парламенте, это означало бы, что в нем не было представлено ни одного кандидата от следующих национальностей ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ: татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне, аварцы, мордва, осетины. А если предположить, что в парламенте не было бы представительства от 35% населения (русские и мегрелы), то тогда в нем вообще бы сидели исключительно русские по национальности люди.

Можем мы представить себе такой российский парламент? Вы понимаете, какой визг бы поднялся (и, кстати, совершенно справедливо!) если бы так случилось? Тогда детский лепет Виталия Шария о "перекосах" и о "естественном стремлении" никто бы даже не услышал и правильно бы сделал!

Необходимо четко заявить, что сейчас в Абхазии установился режим тотального этнического доминирования, который некоторые исследователи уже называют "мягкой формой апартеида", а то, как когда-то грузины поступали с абхазами в определенных отношениях, – это лишь слабое подобие того, как сами абхазы сейчас ведут себя с другими нациями. Уже совершенно ясно, что происходящее сейчас в Абхазии – это не строительство демократического государства на основе общепринятых мировых ценностей, а элементарный этнический проект, направленный на реализацию интересов одного этноса, которая может быть достигнута исключительно за счет этносов других.

Что же сделало возможным такое положение?

Конечно же, необходимо отметить мародерско-трофейную психологию, сложившуюся в Абхазии после войны. Сразу после войны это относилось исключительно к собственности проигравшей стороны – грузин, которые уже никак не могли постоять за себя. Их дома абхазы захватывали, а их пожитки в массовом и в абсолютном порядке расхищали. Мне говорили, что в то время сараи некоторых почитаемых и сейчас абхазов-"героев войны" были по самую крышу забиты грузинским барахлом, вплоть до совершенно ненужных им вещей вроде старой одежды. С годами это все приходило в негодность, гнило и постепенно выбрасывалось на помойку.

Когда грузинские дома закончились, оказалось, что точно так же можно забирать дома и представителей других наций, которые тоже не могут постоять за себя – греков, эстонцев, русских, частично армян. Именно это в Абхазии происходило в начале 2000-х годов и в особо крупном размере после признания независимости Абхазии Россией в 2008 году.

Мародерско-трофейная психология определила обязательность абхазского политического доминирования в стране, т.к. существование подобной психологии и проистекающей из нее политики возможно только в условиях уничтожения любой конкуренции на политическом поле – в законодательной и в исполнительной власти. Именно отсюда мы имеем почти абсолютные цифры абхазов во власти – в условиях демократии и равенства ничего подобного тому, что происходит сейчас, не могло было быть в принципе. Тотальное доминирование представителей титульного этноса во власти – это совершенно необходимое условие существования Абхазии в ее нынешнем виде мародерско-трофейно-паразитического этнического проекта.

Вместе с тем ситуация не настолько проста и прямолинейна. Также является правдой и то, что выборы в этой стране не проводятся напрямую по этническому принципу. Никто не выдвигает человека только потому, что он является представителем определенной национальности. Все гораздо глубже и, на мой взгляд, хуже.

Дело в том, что за последние годы в Абхазии сложилась система, которая автоматически отсекает другие этносы от власти и от вещей со всем этим связанных – доступ к деньгам, к свободе бизнеса и т.д. После войны власть оказалась сконцентрированной в руках человека с автоматом – т.е. абхазов. В условиях традиционно высокой кавказской клановости: а) власть имущие выдвигают во власть "своих" и эти "свои", естественно, оказываются представителями титульной национальности; б) в этих же условиях возможности таких людей провести эффективную избирательную кампанию гораздо выше, чем у тех, кто не вхож в нынешнюю кланово-этническую элиту; в) люди сами будут голосовать за того, у кого в современной Абхазии есть больше возможностей сделать что-либо для них. А это тоже, за редчайшими исключениями, оказываются абхазы.

То есть система автоматически и, насколько это возможно, органично воспроизводит саму себя, и, значит, речь уже может идти не просто об отдельных случаях неравенства, а об этнической дискриминации как о системном, институциональном элементе абхазской государственности, без которого Абхазия в ее нынешнем виде не может существовать.

Ну а если эта система дает сбои, то ее подправляют, что называется, в ручном режиме. В. Шария сокрушается, что в парламенте нет русских, рассказывает об их каком-то дисперсном расселении, а в действительности же абхазские власти просто, что называется, "мочили" неугодных им кандидатов. Так, например, властями была развязана кампания по недопущению к выборам Е.П. Глазковой, выдвинутой партией "Эра", а президент страны А.З. Анкваб лично встречался с ней и угрожал лишить ее абхазского гражданства, если она не прекратит свою политическую деятельность. Теперь, когда люди, подобные В. Шария, пишут о том, что Анкваб отстранился от выборов и дал возможность провести их беспристрастно, мне лично становится смешно.

49-я статья Конституции Абхазии гласит, что президентом страны может быть только абхаз по национальности. Где, в какой еще стране есть подобная пещерно-средневековая Конституция? Можем мы представить, чтобы в российской Конституции было написано, что президентом может быть только русский, а в американской, что только белый?!

Виталий Шария широким жестом согласился с тем, что это требование можно отменить. Да, об этом говорят многие, но за 18 лет существования Конституции Абхазии еще никто не попытался выдвинуть в парламенте требование о пересмотре этого пункта, т.к. в насквозь пронизанном национализмом абхазском обществе этот человек моментально получит клеймо предателя и станет изгоем.

Вместе с тем, несмотря на все вышеизложенное, нельзя мазать абхазов исключительно черными красками и обвинять их во всех грехах. Есть золотое правило, верное при всех обстоятельствах, – "Абхазия всегда будет такой, какой мы сами позволим ей быть", и в том, что произошло, есть немалая доля вины России или, точнее, российского руководства.

Если современная Россия позволяет абхазам строить архаическое этническое государство средневекового типа – они будут его строить. Если Россия наплевала на своих сограждан, живущих в Абхазии, и предпочитает судиться с ними, вместо того чтобы способствовать возвращению отобранных у них домов, – такую Россию абхазы будут презирать. Если Россия позволяет себя доить в обмен на уверения в лояльности, – именно это и будет происходить, но только лояльность эта будет чисто внешней.

Я говорил и говорю: проблемы Абхазии не находятся в Абхазии. Скажите, чем абхазская этнократия лучше режимов, сложившихся в российских северокавказских республиках? В Кабардино-Балкарии уже используют специальный термин – "кабардинизация", означающий установление доминирования кабардинцев во всех властных органах, в Адыгее 26% населения – адыги – занимают более 80% руководящих постов, про Чечню и Ингушетию даже не буду упоминать, они свой национальный вопрос уже решили, изгнав остальные нации и став моноэтничными.

Корень проблемы кроется в пагубной формуле общения Кремля с Кавказом, в соответствии с которой в закрытом архаичном кавказском обществе, где нет, и еще долго не будет никакой демократии и гражданского общества, Кремль делает ставку на национальную клановую элиту. Это повсеместно приводит к росту национализма, к национальному доминированию титульных над нетитульными и, конечно же, к этнократии.

Исключения из этого правила нет, не является им и Абхазия. Но если республики Северного Кавказа все-таки являются частью России, то в Абхазии мы имеем дело с отдельным государством, что сами абхазы подчеркивают при каждом удобном случае. Я глубоко убежден, что поддержка ТАКОГО государства противоречит интересам России. Более того, она противоестественна! Согласитесь, что противоестественно для России защищать, поддерживать и содержать на иждивении страну, которая изгоняет русских, отбирает у них дома, отказывает им в демократических правах и дискриминирует их. Противоестественно защищать на международной арене страну, в которой в наш 21-й век сохраняется апартеид. Противоестественно финансово содержать страну, которая за много лет палец о палец не ударила для того, чтобы попытаться жить за свой счет.

Но если это противоестественно для интересов России, то, наоборот, совершенно естественно для Кремля, который заинтересован в сохранении насквозь лживой картинки 12-летних побед на кавказском поле, и ради формирования у россиян такой уверенности будет продолжать вбухивать огромные деньги в этнократические кавказские режимы, закрывать глаза на беззакония, творящиеся там, и плевать на дискриминацию этносов. Так что в этом плане абхазы могут чувствовать себя спокойно.

Пока! Пока спокойно! В длинном списке претензий к власти и лично к В. Путину вопросы Кавказа занимают особое, почетное место. Россия беременна переменами. Вопрос только в том, какими они будут. Здесь есть варианты.

И напоследок. Вернусь к Виталию Шария. Он комментирует мои слова о том, что в Абхазии на бытовом уровне разогреваются антироссийские настроения, преуменьшается роль России в признании Абхазии и последующей поддержке, распространяется уверенность в том, что абхазам не за что быть благодарными России, так как, поддерживая и признавая Абхазию, Россия преследовала свои собственные интересы – борьбу с Грузией и стремление не допустить базы НАТО, что в 2008 году абхазы самостоятельно отбили Кодорское ущелье у Грузии, в чем не было абсолютно никакой роли России, а то, что Россия теперь содержит Абхазию, – это лишь справедливая плата за геноцид абхазов во время Кавказской войны, за последующее включение их в состав Грузии, за блокаду, которую Россия устроила ей в 2000-е годы, и платить ее Россия должна вечно.

Виталий Шария пишет, что людей, которые так думают, он лично не видел, а "если таковые и обнаружатся, это могут быть только дремучие маргиналы, не очень понимающие, о чем идет речь, и опираться на них может только бессовестный аналитик… Кто такое мог ляпнуть? О том, что в 2008 году абхазы самостоятельно отбили Кодорское ущелье – глупость несусветная… Не перепутал ли тут г-н Епифанцев 2008 год с 2001-м, когда абхазская армия… действительно самостоятельно отразила поход отряда Руслана Гелаева… закрыв, кстати, боевикам дорогу на Сочи".

Оставим эти высказывания на совести автора. Любой, кто общался с абхазами в неформальной обстановке, когда нет необходимости в проявлении внешней лояльности, подтвердит, что все в действительности так и есть. Подобные мысли мне лично неоднократно высказывали представители абхазской элиты – люди, являющиеся лидерами мнения в своей стране, чьи имена часто мелькают в абхазских СМИ.

Помню, в 2010 году во время круглого стола в Абхазии, когда я говорил о том, что в условиях полной зависимости Абхазии от России, а также нежелания абхазов работать и действительно становиться независимыми, реальной независимости и "равноправного партнерства" у Абхазии с Россией быть не может, меня очень грубо прервал начальник абхазского генерального штаба Анатолий Зайцев.

Он возмущенно вскочил со своего места и с выпученными глазами начал орать, как подорванный, так, что его наверняка было слышно даже на улице: "Вы – прекратите! Прекратите, я вам сказал! Почему мы должны это слушать?! Как Абхазия зависит от вашей России? Как ваша Россия нам помогает? Она перекрывает границу и не пускает к нам туристов! Вот и вся помощь! Мы всего добились сами! В 2008 году мы сами отбили у грузин Кодорское ущелье! Там не было ни одного российского солдата! Где тогда была ваша Россия?" и т.д.

Добавлю лишь, что самому генералу Зайцеву все это не помогло. Использовав его, абхазы вышвырнули его как резинотехническое изделие №2. Когда я в России рассказываю этот случай российским генералам и военным экспертам, они опускают глаза и говорят: "Ну что ж, из Абхазии Толика выкинули, он и в России допрыгается".

Надеюсь на это.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG