Accessibility links

Масло в огонь, или мягкая сила


Железнодорожная тема в Абхазии уже успела возглавить горячую десятку самых топовых тем в республике

Железнодорожная тема в Абхазии уже успела возглавить горячую десятку самых топовых тем в республике

Заявление нового грузинского госминистра по реинтеграции Пааты Закареишвили о намерении властей страны начать диалог о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию вызвало в абхазском экспертном сообществе неоднозначную реакцию. Одни не усматривают в этом ничего, что бы имело принципиальные различия с политикой предыдущих властей, тогда как другие считают, что сам грузинский подход изменился в корне.

Железнодорожная тема в Абхазии в связи с недавним скандалом вокруг получения баснословного кредита от России на ремонт дороги уже успела возглавить в республике горячую десятку самых топовых тем. Возможно, на волне эмоций и критики, связанных с этим скандалом, новоиспеченный госминистр и решил подлить масла в огонь. Напомним: в интервью газете "Коммерсантъ" Паата Закареишвили заявил о намерении властей Грузии начать диалог о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию. При этом он подчеркнул, что, со своей стороны, грузинские власти исключают какую-либо политическую подоплеку в этом вопросе, ставя во главу угла только взаимные экономические интересы. Помимо прочего, Закареишвили предложил признать паспорта граждан Абхазии и Южной Осетии действительными на территории Грузии.

Известный общественный деятель Абхазии Батал Кобахия считает, что какие бы заявления не звучали из уст Закареишвили, сама должность госминистра по реинтеграции исключает возможность урегулирования конфликта.

"Он возглавил министерство, которое фактически провальное, расстрельное, как сказал один российский политолог. Ясно, что это министерство не является той структурой, которая могла бы внести какой-то вклад в урегулирование нашего политического конфликта. Более того, этот конфликт становится глубже", – отмечает общественный деятель.



Батал Кобахия уверен, что выброс новыми грузинскими властями в информационное поле различного рода предложений, причем противоречивых и далеко не бесспорных, имеет целью поиск обратной связи в международном сообществе, в том числе и в Абхазии. Реакция на предложения, откуда бы она ни исходила, считает Кобахия, поможет просчитать свои политические шаги, поэтому реагировать на эти предложения не имеет смысла. К тому же ничего нового он в них не видит. Ключевые установки предыдущей власти в отношении Абхазии, как то: территориальная целостность, возвращение беженцев, открытие всех коммуникаций и им подобные, в артикуляции новой власти совершенно не изменились.

"Есть такое понятие, как пионеры, которые протаптывают какие-то тропы, которые зондируют почву. И, естественно, идей должно быть много – "предложений" в кавычках, чтобы общество, с которым есть конфликт и на которое они рассчитывают, как-то отреагировало на ту или иную идею, чтобы проверить обратную связь. Как там, в России, в Южной Осетии или Абхазии реагируют? Но не на что реагировать, поскольку все эти предложения покрыты нафталином, все это у нас уже было за двадцать лет, просто в различных упаковках".

Депутат Народного собрания Беслан Эшба также считает, что ключевые установки нового руководства Грузии в отношении Абхазии остались прежними, поэтому особо обольщаться не стоит. В то же время депутат не исключает интереса со стороны России на предложения грузинских властей. Однако в рамках партнерских отношений, существующих между Абхазией и Россией, каких-либо рисков для Абхазии депутат не видит.

"Я не предвижу здесь никаких рисков, потому что все-таки мы самостоятельное государство, и если мы не будем допускать каких-либо ошибок, риски могут быть исключены вообще. Несмотря на то что грузинская сторона заявляет, что транзитное движение по территории Абхазии может сопровождаться возвратом беженцев, у нашей страны хватает сил и средств для того, чтобы контролировать эти миграционные процессы с транзитом или без него", – уверен депутат.

Опасность от признания грузинской стороной на своей территории абхазских паспортов, по мнению Беслана Эшба, также преувеличивать не стоит.

"Дело в том, что заявление, которое было сделано в интервью, носит внутригосударственный характер. Это касается только внутреннего перемещения по территории Грузии. Они могут принимать какие угодно документы, поэтому это никак ни на внешнее наше движение не влияет, и никаким образом не ущемляет наши интересы. Это только внутренние дела Грузии. Они могут делать заявления, принимать решения, это будет действовать на территории Грузии. Другое дело, если они дополнительными усилиями будут нам мешать во внешнеполитической деятельности, то, конечно, тогда возникают дополнительные риски, которые нужно будет рассматривать".

А вот политолог Астамур Тания, напротив, уверен, что политические риски для Абхазии с приходом в Грузии новых властей значительно выросли, и поводов для беспокойства стало гораздо больше. Мы, по словам Астамура Тания, являемся, скорее всего, свидетелями формирования нового подхода Грузии к разрешению проблемы взаимоотношений с Абхазией. И фигура Пааты Закареишвили, считает политолог, выбранная в качестве рупора этого подхода, отнюдь неслучайна.

"Я думаю, что это один из немногих качественных экспертов по Абхазии, который достаточно хорошо знает внутреннюю ситуацию в стране. К тому же он достаточно давно работает в неправительственном секторе, занимается конфликтологией, политологией. Ему известны современные методологии урегулирования конфликтов. Что сейчас предлагает он, это фактически давно апробированный подход, связанный со стратегией односторонних позитивных действий", – говорит Астамур Тания.

Односторонние позитивные действия – это тот подход, который в свое время был разработан, сложился и успешно применяется во всем мире Соединенными Штатами Америки по экспорту демократии. Они называют этот подход Soft Power или "мягкая сила", который пришел на смену менее эффективному – лобовой конфронтации. Последствия такого "мягкого" воздействия в настоящее время в полной мере ощутил на себе Ближний Восток. Астамур Тания подчеркивает, что это совершенно новый вызов для нас:

"Мы привыкли иметь отношения с Грузией, которая занимает такую однозначную позицию, выступает как мощный конфликтогенный фактор. В данном случае мы наблюдаем совершенно иную линию поведения, и мы должны быть к ней готовы".

Период политической изоляции для Абхазии завершился, уверен Астамур Тания. Поэтому старые методы по урегулированию взаимоотношений между Абхазией и Грузией в новых условиях будут неэффективны:

"Просто какие-то административные запретительные меры вряд ли могут помочь. Здесь должен быть ассиметричный ответ, потому что Абхазия не может находиться все время в геополитическом тупике. Основным фактором этой готовности является все-таки усиление нашей собственной государственности, потому что если у нас не будет сильного правового государства с работающими правоохранительными органами, со своей стратегией национальной безопасности, то мы не выдержим ни один из этих инфраструктурных проектов, на каких бы благоприятных условиях они не осуществлялись".

Новые подходы, считает политолог, более технологичны, и наша задача – выработать свою тактику поведения. Вопрос коммуникаций, по его мнению, один из ключевых, поэтому интерес России в данном вопросе очевиден. Такова реальность, с которой Абхазии, хочет она того или нет, в недалеком будущем предстоит столкнуться.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG