Accessibility links

"Эхо Кавказа": Недавно новое руководство Грузии заявило о том, что оно готово восстановить сквозное железнодорожное сообщение с Россией через Абхазию. Как вы считаете, возможно ли это?

Расида Чачхалия: Я не думаю, что это возможно. Со стороны Грузии могут звучать различные лозунги, и они могут высказывать свое мнение, я не думаю, что это возможно для нашей страны. Мне кажется, что нет.

Беслан: Это невозможно, мы против этого, потому что политического урегулирования нет, поэтому, пока этот вопрос не решится, эти вопросы нельзя рассматривать. Они говорят, они угрожают нам, говорят, что территориальную целостность хотят восстановить. С таким подходом этот вопрос вообще не стоит рассматривать.



Анжела: Я вообще про них слышать не хочу, я пока их не воспринимаю. Для меня пока ужасы войны живы, я это помню, помню погибших, у меня родственники погибли. Пока я о них слышать просто не хочу. Что бы они там не обещали, тем более, зная их суть, зная суть их обещаний, чего это стоит, просто не хочу о них слышать.

Нури Ашуба: Если политики согласятся, так это возможно.

"Эхо Кавказа": Ну, а вы, как гражданин Абхазии, что думаете по этому поводу?

Нури Ашуба: Желательно, чтобы грузины через Абхазию не проезжали. Я против этого.

Саша: С Грузией опасно иметь дело, они не один раз уже нас подводили. Поэтому, если бы все поезда были бы до Сухума и обратно со всеми городами России, вот это было бы превосходно. На мой взгляд, нет, они потеряли доверие. Вы вспомните, сколько раз они нас обманывали, сколько раз они нас наказывали. И нас, и наших детей. Мы много хлебнули, очень много.

Гана: Думаю, что нет. Это понятно, что экономика вырастет, это все ясно, но само слово - Грузия уже даже вспоминать не хочется. Подорвали доверие и столько горя и боли от этой Грузии. Нет.

Ирина: Все в мире меняется, я так думаю, что когда-то все равно это будет. В этом ли поколении, в следующем поколении, какая-то связь человеческая все равно восстановится. Существует же у нас транспортная связь через Ингур. Правильно? Так это для кого решается? Для тех, кто живет дальше Грузии, может, это для них более важно, нежели для самой Грузии. Там же Армения, которая страдает также. Армяне не малую оказали помощь здесь, есть и другие люди, которые зависимы от этой дороги. Я думаю, что мы тоже не очень пострадаем, нам помощь будет какая-то. Так, что, как власти решат, так и будет.

Сергей: Я думаю, что на данном этапе вряд ли возможно. Очень большой объем работы нужно выполнить на железной дороге, это очень дорого. Нужно много специалистов, непонятно, где их брать. То есть в любом случае специалистов нужно завозить. А завозить либо из России, либо из, допустим, Грузии. К чему наше население в целом не будет готово. То, что дорога не работает, на экономике это особо не сказывалось. Потому что, в принципе, из Закавказья мало какие грузы можно перевозить, может быть, в будущем будет что-то возможно. А в свое время по этой дороге возили нефтепродукты. А сейчас бакинскую нефть возят уже через другие порты. Поэтому я скептически отношусь к тем заявлениям, которые сейчас делаются на счет возобновления. Мне кажется, что это все лишь политические заявления.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG