Accessibility links

"Пусть сидит, все равно ничего не докажут"


Среди защитников Ахалая были и жители столицы, и те, кто не поленился приехать из Зугдиди

Среди защитников Ахалая были и жители столицы, и те, кто не поленился приехать из Зугдиди

Тбилисский городской суд оставил Бачо Ахалая в предварительном тюремном заключении. Двоих других подсудимых, проходящих по тому же делу, судья согласился освободить на время следствия под залог.

То, что этот судебный процесс запомнится надолго, стало ясно еще рано утром, когда у здания суда стали собираться сторонники Бачо Ахалая. Были и жители столицы, но кто-то не поленился приехать из Зугдиди. Среди защитников задержанного оказалось немало его родственников и друзей.

Русико Шерозия с Ахалая лично не знакома, но посчитала необходимым прийти и поддержать бывшего министра. Она не верит ни единому слову в показаниях, опубликованных прокуратурой и положенных в основу предъявленного обвинения. Может, Ахалая где-то по жизни и оступился, говорит женщина, но его заслуги перед страной столь весомы, что он не может быть отправлен за решетку как простой преступник.

"Вы должны понять, что нет абсолютно идеальных людей. Мы все небезгрешные создания. Но все это надо изучать с чистыми руками, а не таким манером и с подобными намерениями", – у Русико Шерозия решение задержать Ахалая вызвало приступ негодования.

"Освободите политических заключенных!", "Ахалая виновен лишь в любви к родине!" – такие надписи можно было прочитать на плакатах, с которыми пришли молодые люди, решившие выступить в защиту задержанного. В то время, как они молча демонстрировали свой протест перед камерами, кто-то в толпе журналистов не выдержал:

"А вы знаете, что с заключенными вытворял этот ваш Ахалая, которого вы сейчас защищаете?" – возмутился Гия Абдаладзе, один из трех фоторепортеров, осужденных в прошлом году за шпионаж.



Защитники Ахалая не удостоили его ответом. "Не обращайте внимания на этого провокатора", – потребовала Теа Тутберидзе, одна из организаторов акции и близкий соратник Ахалая.

Защитников бывшего министра оказалось много больше, нежели мест в зале судебного заседания. В комнату сумели зайти лишь родственники, несколько друзей, а также около двух десятков депутатов от "Национального движения".

Народных избранников, готовых поручиться за Ахалая в случае его освобождения под залог, общим счетом набралось 31. Они выступили также поручителями и за двух других подсудимых, проходящих по этому же делу, – бывшего командира 4-й бригады Минобороны Зураба Шаматава и начальника Генштаба Георгия Каландадзе, за которого пожелали также дать гарантии перед судом 40 членов Клуба генералов, в том числе герой грузино-абхазской войны Коба Кобаладзе.

Сторона обвинения призывала суд не идти ни на какие уступки. Прокурор Коба Нозадзе сообщил во время слушания, что после выборов Ахалая несколько раз выезжал за рубеж, но ни один из его вояжей не проходит по базам данных грузинской погранслужбы. Если Ахалая освободят, настаивал прокурор, он сможет вновь воспользоваться старыми связями в госорганах, чтобы опять незаметно покинуть страну.

"Кроме этого, если он будет на свободе, он сможет с помощью своих знакомств в силовых структурах оказать давление на тех людей, которые уже дали или могут дать против него обвинительные показания", – объяснил Коба Нозадзе.

Всем своим видом Ахалая демонстрировал, что выпады прокурора его мало волнуют. Гладко выбритый, с зачесанными назад волосами, в стильной сорочке с распахнутым воротником, поверх которой был надет элегантный серый джемпер, он не производил впечатления человека, который два дня провел в следственном изоляторе. Подсудимый сидел, прикрыв глаза, расслабленно опершись на спинку скамьи. Лишь иногда, когда прокурор описывал некоторые детали вменяемых ему преступлений, на его лице появлялась снисходительная улыбка.

Бывшего министра обвиняют в превышении служебных полномочий и незаконном лишении человека свободы. Все это – по событиям прошлого года. В данный момент у прокуратуры на руках десять свидетельств, в том числе пострадавших военнослужащих, а также тех, кто стал свидетелем действий Ахалая.

"Все то, что заявляет прокурор, слишком абстрактно. Вы не представили никакой конкретики, – возразил адвокат бывшего министра Иосиф Джанашвили. – Ахалая был за рубежом, но он же вернулся и по первому вызову явился в следственные органы. Что дает вам основание утверждать, что, если его освободят, он попытается сбежать?!"

Прения сторон сопровождались выкриками из зала. Когда речь зашла о заслугах подсудимых и проявленном ими в прошлом героизме, присутствовавшие начали неистово аплодировать.

После 20-минутного перерыва судья объявил о своем решении. Ахалая во время следствия будет находиться в СИЗО, двое других подсудимых – на свободе. Каждому из них пришлось внести залог в размере 20 тысяч лари.

Вердикт суда, казалось, не произвел на Ахалая никакого впечатления. Он пожал руку Каландадзе и Шаматава и в сопровождении охраны проследовал к двери.

"Пусть сидит, все равно ведь ничего не докажут", – пожала плечами сидевшая в первом ряду мать Ахалая – Нана. Потом махнула рукой и вышла.

На выходе ее и сторонников Ахалая уже ожидали активисты "Грузинской мечты". С вениками наперевес они стали осыпать покидающих здание суда матерной руганью. Двое парламентариев приняли вызов, но остальные предпочли этого не делать. Они почти бегом добрались до автотранспорта и, сорвавшись с места, на высокой скорости умчались прочь.
XS
SM
MD
LG