Accessibility links

13 тысяч "поручиков Киже"?


Известны случаи, когда люди, не имея никакого отношения к войне

Известны случаи, когда люди, не имея никакого отношения к войне

Как-то несколько лет назад давнишняя знакомая, которая работала техническим сотрудником в одном из республиканских учреждений в Сухуме, рассказала об эпизоде из своей практики. По долгу службы ей приходилось выдавать справки на основе имеющейся базы данных о том, имеется ли у того или иного лица судимость. И вот как-то в учреждение ворвалась немолодая особа, которая стала кричать, всячески оскорблять и обзывать ее, и если бы путь ей не преграждала железная дверь, через окошко в которой и шла их "беседа", наверняка вцепилась бы моей знакомой в волосы. Теперь попробуйте угадать, в чем же провинилась перед ней эта сотрудница, которая, описывая мне через несколько дней перипетии их встречи, еще не отошла от шока…

Нет, она не допустила никакой ошибки, погрешности, ничего не перепутала, а, наоборот, выполнила все в полном соответствии с должностными инструкциями. А именно: указала в справке, отправленной оборонному ведомству Абхазии, что имярек был осужден в России за тяжкое преступление. А оборонному ведомству эта справка понадобилась потому, что приближалась очередная юбилейная дата окончания войны и готовились какие-то наградные листы, попав в которые имярек как участник войны мог получить какую-то награду и, наверное, соответствующие льготы. И вот, по представлениям этой особы, которой имярек приходился сыном, на его пути нежданно-негаданно стала эта самая скромная техсотрудница… Попытки как-то достучаться до ее разума: "Но почему я вдруг должна была совершить должностной подлог?" – были, разумеется, бессмысленны. То есть тут был, конечно, патологический случай: непроходимая глупость, помноженная на наглость и возведенная в квадрат своей убежденности в праве жить на халяву…



Этот случай вспомнился мне после состоявшегося вчера в Министерстве обороны РА собрания по вопросам уточнения списков участников боевых действий в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов, которое проходило под председательством министра, генерала армии Мираба Кишмария и с участием премьер-министра РА Леонида Лакербая, командиров подразделений времен войны. И проходило в весьма эмоциональной обстановке. Не сказать, что об этой проблеме в обществе заговорили впервые. Леонид Лакербая уже не раз ее озвучивал в последнее время с телеэкрана: сразу после войны в списках ее участников было до 14 тысяч человек, но, все увеличиваясь, эта цифра достигла 27 тысяч. То есть если даже предположить невозможное: что за прошедшие почти два десятилетия ни один участник войны не ушел из жизни, – этот список чудодейственным образом увеличился на 13 тысяч человек. Этаких "поручиков Киже", только наоборот: ведь литературный поручик Киже был бесплотным, несуществующим индивидуумом, который на протяжении десятилетий продвигался по военной службе благодаря абсурду павловских времен. В данном же случае это вполне реальные люди, полные в большинстве своем жизненной энергии, а порой и пышущие здоровьем, которые, однако, никакого участия в боевых действиях не принимали и, как правило, старались держаться от фронта подальше. Про многих из них, возможно, во время войны даже язвительно говорили, что они состоят в "сочинском" или "московском" батальонах, то есть отсиживались на территории России. Я, кстати, не удивился бы, если б узнал, что тот самый имярек, которого здесь упомянул, тоже из их числа: ведь список участников войны, как сказал на собрании Леонид Лакербая, "подрастал" каждые пять лет, к очередному юбилею. А еще, по его словам, резкий рост числа инвалидов войны "пошел, когда мы подняли пенсии и пособия".

История, конечно, старая, как мир. В советские времена, к примеру, была популярна фраза о том, как с годами все росло число людей, которые вместе с Лениным несли бревно на субботнике. Но в Абхазии с ее развитым кумовством и зачастую ложно понимаемым чувством "взаимопомощи" приписки в этой области достигли, как видим, умопомрачительных размеров. Просто брали и вносили командиры подразделений по "доброте душевной" в списки воевавших то одного "хорошего человека", то другого.

Командир подразделения "Скорпион" Восточного фронта Нодар Какубава рубанул вчера в Минобороны правду-матку, сказав, что даже на сегодняшнем собрании он видит многих из тех, кто не был ни в одном бою и никакого участия в войне не принимал: "Здесь даже те, кого лично я из дома силком вытаскивал, и непонятно, зачем они здесь сидят сегодня. Как они сюда попали, не пойму! У настоящих инвалидов здоровые люди крадут их пенсию, делая липовые документы". Мираб Кишмария сказал, что ему тоже известны случаи, когда люди, не имея никакого отношения к войне, внесены в списки воевавших, и, более того, оформили себе инвалидность: "Для меня они – негодяи, и им надо указать на свое место". Командир батальона "Горец" Вианор Ашба сказал, что он готов отчитаться за каждого члена своего подразделения – кто воевал, кто в тылу находился, кто награжден, и кто получил инвалидность: "Пускай каждый командир сделает это. Если в списках будут обнаружены непонятные личности, пускай командир за это отвечает".

Командиры договорились в течение месяца собрать свои подразделения и уточнить списки. Министр обороны посоветовал им: "Представьте нам те списки, которые вы составили после войны, будучи озлобленными на дезертиров".

В комментариях на одном из абхазских интернет-форумов, где обсуждалось вчерашнее собрание, встретил такое соображение: а зачем вообще надо было разводить эту бюрократию и выдавать каждому участнику боевых действий свидетельство об этом? Кто воевал, об этом окружающие и так знают… Другое дело – награды и инвалидность…

Когда упомянул об этой мысли в сегодняшнем разговоре с той самой своей знакомой, которая некогда занималась выдачей справок, та вздохнула: "А вот оба мои воевавших племянника так и умерли, не имея этих свидетельств. Как-то ни к чему они им были".

И, наверное, таких, как ее племянники, было немало. Но что ж тогда получается? Выходит, даже не половина имеющих подобные свидетельства получили их незаконно, а как бы не две трети или три четверти?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG