Accessibility links

Малыми делами к большому решению


До конца этого месяца Роберт Брадтке, Игорь Попов и Жак Фор должны совершить еще одну поездку в регион, чтобы обновить свои впечатления накануне заседания Постоянного совета организации

До конца этого месяца Роберт Брадтке, Игорь Попов и Жак Фор должны совершить еще одну поездку в регион, чтобы обновить свои впечатления накануне заседания Постоянного совета организации

ВАШИНГТОН---8 ноября сопредседатели Минской группы ОБСЕ представили годовой отчет о проделанной работе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. До конца этого месяца Роберт Брадтке, Игорь Попов и Жак Фор должны совершить еще одну поездку в регион, чтобы обновить свои впечатления накануне заседания Постоянного совета организации. В какой мере посредническая деятельность Минской группы может считаться эффективной? И по какой шкале ее измерять?

Деятельность Минской группы ОБСЕ за все годы ее функционирования вызывала крайне разноречивые оценки. С одной стороны, от нее ждали (и продолжают ждать) чуда. С другой стороны, ее столь же отчаянно ругают за неэффективность. И в самом деле, переговоры продолжаются не один год, но никаких значимых решений пока что не принято. До сих пор хрупкое перемирие держится на основе майских соглашений 1994 года о прекращении огня, достигнутых при помощи России. Если стороны и подходили к какому-то кажущемуся компромиссу или малозначимым договоренностям, так это достигалось не столько при помощи Минской группы, сколько благодаря односторонним действиям стран, являющихся ее сопредседателями. Так было в Ки Уэсте в 2001 году благодаря массированным усилиям американской дипломатии или в Майендорфе в 2008 году и в Астрахани в 2010 году при решающей роли Кремля. И каждый раз все эти намеки и полунамеки сменялись милитаристской риторикой и спадами переговорной активности. Но чем может похвастаться Минская группа кроме постоянных разговоров о «намечающемся прогрессе» и «близком мире»?



На первый взгляд ответ очевиден. Поводов для хвастовства нет. Однако все не так просто, как может показаться. Во-первых, само ожидание чуда выглядит как минимум наивным, а как максимум лицемерным. Прежде всего, потому, что дипломаты-посредники не могут обеспечить компромиссы и уступки вместо самих сторон конфликта. Они могут предложить более или менее успешную схему разрешения противостояния. И в случае с «Обновленными мадридскими принципами» можно говорить о том, что схема недостаточно качественно проработана и содержит много противоречий. Но какие бы противоречия предложения посредников ни содержали, за Баку и Ереван мириться никто не будет. Нет интереса, так почему дипломаты, представляющие США, Россию и Францию, должны быть в большей степени мотивированными, чем государства и общества в Армении и в Азербайджане?

Во-вторых, Минская группа, проводя многочисленные встречи и организуя поездки в регион, держит руку на пульсе. И, что называется, не позволяет ситуации уплыть в неправильном направлении. Дипломаты - посредники встречаются с лидерами двух кавказских стран, пытаются умерить их пыл и повлиять на то, чтобы остаться в рамках приличия. В прямом и в переносном смысле. Взять хотя бы недавнюю историю с помилованием Рамиля Сафарова азербайджанским президентом. Наверное, не будь у Баку с Ереваном такого «смотрящего ока», как Минская группа, история могла бы иметь и другое продолжение. Речь, конечно же, не о том, что без участия посредников разразилась бы война. Для нее сегодня у сторон нет достаточных ресурсов. Но стагнация в переговорном процессе могла бы опасно затянуться и создать намного больше непредсказуемости, что в условиях «ни мира, ни войны» не является лучшим сценарием. Сегодня же мы свидетели того, что пусть и худой, но переговорный процесс продолжен. От крайностей удалось удержаться.

Однако оценка деятельности Минской группы не должна создавать благостной картинки. При всех ее плюсах нужно видеть, что дипломаты слишком сильно зависимы от пиара. Отсюда и частые необоснованные авансы и заявления о скором мире, которые, не будучи подкрепленными реальным содержанием, обесцениваются. Как следствие, рост недоверия и к переговорам вообще, и к посредникам в частности. Наигранный оптимизм сопредседателей относительно обновленных Мадридских принципов также сильно резонирует с реальным положением дел, в первую очередь с отсутствием проработанных механизмов их реализации. Ведь подписать любой документ под аплодисменты мировой общественности лидеры Армении и Азербайджана могут. И даже получить за это престижные премии. Но вот как выполнить идеи, написанные на бумаге, не забыв «про овраги»? Иногда создается впечатление, что сопредседатели, увлекшись поиском «окончательного решения», избегают такой «мелочевки», как жесткий контроль над инцидентами на линии соприкосновения и профилактика провокаций. Между тем именно с такой «мелочевки» и может начаться прагматический разговор, который без минимального уровня доверия невозможен. Но непраздный вопрос: откуда доверию взяться? И ответ более или менее очевиден: только через достижение компромиссов по «земным» вопросам, касающимся первой линии противостояния. Думается, что займись Минская группа «малыми делами» вместо заявлений о «скорейшем прогрессе», эффективность ее работы была бы выше. Броского пиара стало бы меньше, зато конкретных результатов больше.
XS
SM
MD
LG