Accessibility links

Постановка великого грузина в прекрасном абхазском городе


Николай Цискаридзе

Николай Цискаридзе

ПРАГА---Вторую половину часа мы начинаем с рубрики «Некруглый стол», и у нас на линии прямого эфира наши собеседники – из Тбилиси грузинский публицист и журналист Юрий Вачнадзе, а из Сухуми главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг.

Олег Кусов:
В начале нашей беседы я бы хотел, чтобы мы вместе с нашими собеседниками послушали материал корреспондента «Эхо Кавказа» в Сухуми Беллы Кварчия о том, что в этот город приехал балет «Щелкунчик». Постановку великого классического произведения Чайковского привез Московский государственный академический детский музыкальный театр имени Наталии Сац. Показ балета в самопровозглашенной республике проходит в рамках программы «Культурный сезон: Абхазия – Россия-2012». Но это все имеет отношение не только к балету, но, оказывается, и к политике. Слово Белле Кварчия.



Я напомню, что материал Беллы Кварчия мы слушали вместе с нашими собеседниками – Юрием Вачнадзе, Тбилиси и Иналом Хашиг, Сухуми. Я бы, конечно, с большим удовольствием обсудил с вами сегодня творчество Чайковского, тем более что вы оба хорошо разбираетесь в искусстве, но, к сожалению, главная проблема нашего региона немного в другой области. И поэтому я автоматически обратил внимание на слова нашего корреспондента о том, что новогоднюю историю по мотивам сказки Гофмана поставил Николай Цискаридзе. Это очень известный грузин, живущий в Москве. В связи с этим, конечно, наша беседа приобретает именно такой смысл – постановка великого грузина в прекрасном абхазском городе. Инал, вам вопрос: вы знаете, только наш корреспондент об этом рассказал. У меня такое впечатление, что остальные средства массовой информации, ну, может, кроме вашей газеты, как-то умолчали о том, что постановка эта все-таки Николая Цискаридзе.

Инал Хашиг: Да, я думаю, если бы даже все средства массовой информации Абхазии только и трубили бы о том, что это постановка Николая Цискаридзе, все равно каких-то особых проблем не было бы. У нас в городе и, вообще, в Абхазии можно часто услышать музыку грузинских певцов, которые выступают на российской эстраде. Это и Валерий Меладзе, и Григорий Лепс, и особой трагедии из этого никто не делает. Слушают, приятная музыка. Приятная, хорошая постановка была сегодня в филармонии, и люди пришли посмотреть это искусство.

Олег Кусов: То есть фактор Цискаридзе никак не заинтересовал абхазское общество? Ноль внимания, получается?

Инал Хашиг: Нет, абсолютно нет, я думаю, что здесь очень спокойно к этому отнеслись, и какой-то особой трагедии в том, что Николай Цискаридзе... Наоборот, даже очень приятно, что такой великий танцовщик взялся за такую постановку, и абхазский зритель увидел, собственно говоря, хороший спектакль.

Олег Кусов: И это уже хороший знак. Юрий, на ваш взгляд, деятели искусства могут больше политиков помочь абхазам и грузинам найти тот потерянный общий язык между собой? Я имею в виду людей, не политиков, они, наверное, не скоро найдут, да и не хотят.

Юрий Вачнадзе: Вы знаете, в современной политике очень мало искусства. Принцип «сила есть, ума не надо» стал всеобъемлющим. Что до политики в искусстве. Обратите внимание, что здесь проникновение одного в другое стало просто ужасающим. Кажется, что даже в коммунистические времена такого не было. В холодную войну в СССР на гастроли из Америки приезжали не только классические музыканты – такие, как, скажем, пианист Владимир Горовиц или скрипач Айзек Стерн, - но и идеологически сомнительный для того времени, для советской власти джаз-бенд Дюка Эллингтона. Политбюро, так или иначе, в то время все же удалось добиться разрешения на победу Вэна Клайберна в конкурсе имени Чайковского. В Соединенных Штатах выступали Давид Ойстрах, Эмиль Гилельс, Леонид Коган, ансамбль Моисеева, список можно продолжить. Большое искусство, народная дипломатия приходили на подмогу обессилевшей политике. Это очень важный момент. Повторю, это была холодная война, а вот что теперь?

Олег Кусов: Сейчас такого списка нет ни в Абхазии, ни в Грузии, в Тбилиси, извините.

Юрий Вачнадзе: Хотелось перефразировать название знаменитого романа Милана Кундеры в таком варианте: «Невыносимая легкость искусства». Кажется, наступает время использовать искусство, культуру, чтобы попробовать изменить мир. Здесь можно было бы упомянуть модную нынче теорию мультикультурализма. Но немедленно нам скажут: какое время? Экономический кризис, политические катаклизмы. Не будем спешить, давайте обратимся к истории. Так вот: выясняется, что и государственное устройство, и социальное положение граждан, и международные отношения и прочие политологические «тыр-пыр» напрямую связаны с искусством, в частности, скажем, с музыкой. Конфуций, когда его приглашали управлять то государством Ци, то государством Ли, первым делом наладил порядок в музыке и в погребении усопших, это тоже культура. После чего управление государством уже не представляло особой сложности. Ну, как уже говорила ваш корреспондент, гастрольным балетом «Щелкунчик» заканчивается российско-абхазский межгосударственный проект, и абхазские СМИ - я читал все сообщения - пишут, что это новая редакция знаменитой версии Вайнонена, перечисляются авторы сценографии, замечательные танцовщики. Но нигде, решительно нигде нет слова о том, кто постановщик новой редакции.

Олег Кусов: Да, мы об этом сейчас уже говорили с Иналом.

Юрий Вачнадзе: Да, как выясняется, – ларчик открывается просто. Это выдающийся современный танцовщик, солист Большого театра, народный артист России Николай Цискаридзе. Цискаридзе, между прочим, всегда подчеркивает: я русский артист, но я грузин. Так не потому ли о нем нет ни слова в сообщениях абхазских СМИ? Вряд ли такой подход способствует урегулированию отношений между Тбилиси и Сухуми.

Олег Кусов: Давайте, Юрий, спросим об этом у Инала Хашиг. Инал, как высчитаете, почему все-таки?

Инал Хашиг: По поводу того, что имя Цискаридзе не стоит в пресс-релизе, я думаю, это все-таки организаторы слишком уж перестраховались. И в данном контексте это организаторы с российской стороны, которые писали этот пресс-релиз. И, я думаю, они решили, что Цискаридзе в этом контексте не слишком будет уместен, и лучше об этом умолчать. И, я думаю, если бы они отметили то, что это именно он постановщик этого спектакля, никакой проблемы не было бы. Эти моменты учитывают россияне, которые ответственны за этот проект. Они, наверное, решили, что лучше уж не упомянуть, чем упомянуть, и, не дай бог, сорвать этот спектакль.

Олег Кусов: Понятно, перестраховка. Инал, такой, немного гипотетический вопрос: Зураб Соткилава, как вы думаете, смог бы дать концерт в Сухуми? Он же сухумчанин.

Инал Хашиг: Вряд ли. Я не слышал от Цискаридзе каких-то громких политических заявлений. И, я думаю, поэтому, наверное, абхазы как-то очень спокойно к нему относятся. Но вот как только какая-то известная личность - певец, композитор, писатель - начинает говорить о политике, и если это грузин, и он говорит в контексте грузино-абхазского конфликта, то, конечно же, каких-то негативных ноток по отношению к нему не избежать. И Зураб Соткилава, великий певец, и он довольно часто, когда вспоминает Абхазию, говорит все-таки в контексте грузино-абхазского конфликта о том, что хотел бы посетить могилы своих родителей в Абхазии, но потом...

Олег Кусов: Это не политика, Инал, это уже не политика, это – жизнь.

Инал Хашиг: Да, но потом он говорит: я не могу приехать, потому что 300 тысяч беженцев не могут в свои дома вернуться. Я к тому, что, в принципе, когда человек хочет посетить могилы своих родителей, для этого не обязательно заполнять весь эфир, телеэфир, заполнять интернет, развешивать по всему городу афиши. Для этого можно просто спокойно приехать. В конце концов, война войной, но есть определенные вещи, к которым люди достаточно спокойно относятся. Я знаю очень многих людей, грузин, которые приезжают, посещают могилы.

Олег Кусов: Спасибо, Инал. К сожалению, у нас время прямого эфира заканчивается. Я благодарю своих собеседников за интересную дискуссию – тбилисского публициста Юрия Вачнадзе, который много лет вел на грузинской службе, я считаю, прекрасную музыкальную программу, и главного редактора газеты «Чегемская правда» Инала Хашиг. И, конечно, я присоединяюсь к такому мнению, что все-таки деятели культуры и искусства найдут дорогу от Абхазии к другим районам Грузии намного быстрее, чем политики. Спасибо большое за внимание.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG