Accessibility links

Пора становиться умнее!


В Южной Осетии не любят открыто обижать чиновников, но надеются на перемены

В Южной Осетии не любят открыто обижать чиновников, но надеются на перемены

В свой обеденный перерыв я обычно не пытаюсь решать сложные математические формулы или постигать тайны Вселенной. Иногда, набегавшись с утра, сядешь и под малоосмысленное журчание телевизора вдруг в сотый раз задашься вопросом: "Почему мир вокруг застыл, люди стали злые, а трава вовсе не такая зеленая, как в детстве?!" Вот Владимир Вольфович Жириновский в каком-то телевизионном сюжете мечет на стол из большого целлофанового пакета банки с красной икрой, объясняя в своей неповторимой манере, что просто не мог не принять подарка. Ведь это знак любви, в которой признаются ему денно и нощно благодарные соотечественники. А на въезде в мой микрорайон установлен большой рекламный щит, на котором Владимир Вольфович заключает в жаркие объятия лидера нашей Народной партии Казимира Плиева. И большими красными буквами: "Плечом к плечу с великой Россией!"

Тут же начинаю думать о наших депутатах. Уровень жизни некоторых из них очень неплохо приподнялся после прихода в парламент. Видимо, и их соотечественники не прочь в знак своей любви сложить дары у ног любимцев – и не простую икру, а блага посерьезней: квартиры, машины.

Делюсь с подругой соображениями об одном пламенном патриоте, который жалобами на нищету способен растопить даже самое каменное сердце. "Ирка, ты знаешь, сколько стоит его костюм?!" – подозрительно тихо вопрошает она. "Сколько? – наивно отвечаю. "15 тысяч долларов! Он же от Версачи!" Я невольно ахаю, непривычная к таким суммам, после чего мы хохочем, не останавливаясь. Вот она – причина наших бед! Ведь мы – южные осетины – наивно верим в справедливость, не подозревая, что кто-то из слуг государевых может напялить на себя костюм, цена которого равна стоимости целой деревенской школы. Мы недовольны президентом, премьер-министром, любым чиновником, жалуемся на отсутствие демократии, но в глубине души все равно верим: ну да, он добрался до власти, посадил на теплые места родственников и знакомых, прикупил по мелочи пару машин, квартирку в Москве, а вот сейчас точно вспомнит о нуждах народа, который его выбирал и на него очень и очень надеялся. Хренушки!

Только что узнала, что несколько часов назад нового главу Минстроя раскритиковали на совещании, да так припекли, что он поднялся и ушел. Критиковали его последнее время беспощадно и без обычной цхинвальской робости. Здесь не любят открыто обижать чиновников, мало ли как потом дело повернется. А тут с размаху. "Сметы не составляли, воровали, наверное", – министра никто и не думал жалеть: тротуары сужал, дороги расширял, разделительные полосы строил, крышки пластиковые на люки ставил. В общем, настоящий вредитель, а уж никак не министр строительства. "Ну, теперь точно поставят такого, который уложит дорожное покрытие за неделю. И это будет пример честности и порядочности, прекрасный семьянин и тонкий ценитель Чайковского", – думают, надо полагать, доверчивые цхинвальцы.

"Этот новый министр вырвется, как ракета, из толщи народной, из исконных глубин национального духа, не какая-нибудь залетная птица без роду и племени", – угадываю я ход мыслей своих соотечественников. И засыпая, а, может, и не засыпая вовсе, найдет он, наконец, волшебный рецепт – как сделать так, чтобы и коммуникации поменять, и зарплаты вовремя выплатить, и дома построить, и деревья высадить, и улицы вычистить. А под конец накормить всех голодных двумя рыбами и пятью хлебами. И оживить мертвого. И самому воскреснуть на третий день. Наши люди ожидают именно этого. Значит ли это, что они будут разочарованы? Обязательно значит. Пора становиться умнее!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG