Accessibility links

Когда полотном становится человеческая кожа


Среди грузинской молодежи все чаще встречаются желающие украсить свое тело

Художник, для которого полотном становится человеческая кожа. Как работает татуировщик в Тбилиси, и какие рисунки сейчас в моде?

Звук тату-машинки в этом доме на окраине Тбилиси порой не стихает на протяжении целого дня. Ирма Аскурава, молодая хрупкая женщина, практически вся поверхность ее тела покрыта затейливыми рисунками. Ирма – татуировщица с десятилетним стажем работы, она по праву считается одним из лучших мастеров страны: ее клиентам порой приходится ждать неделями, прежде чем придет их очередь и художница сможет нанести желанный рисунок на их тело. Но есть одно но, если так можно выразиться, – принимает она далеко не всех:

"Я не работаю с клиентами, которые приходят прямо с улицы и хотят маленькую татуировку – лишь бы набить. Я отказываюсь работать с клиентами, которые пришли под алкоголем, не работаю с несовершеннолетними – если без папы или мамы. Я не люблю делать религиозные татуировки".

Чем сложней рисунок, тем интересней с ним работать, таково кредо художницы. За 10 лет работы вкусы ее посетителей менялись неоднократно – так, к примеру, если когда-то отдавали предпочтение устрашающим, бестиальным образам (тигры, драконы, мифические дикие животные) в монохромном исполнении, то теперь люди подходят к вопросу с большей фантазией. Порой попадаются клиенты с запросами, которые даже Ирме кажутся излишне специфическими:



"Один приходил и просил: "Сестренка, ты мне сможешь сделать такую татуировку?" – показывает воровскую звездочку и хочет там еще и глазик. Ну, я ему и сказала, что салон – не место для таких татуировок. А он мне и отвечает:

"Сестренка, я в Австрию уезжаю сейчас и просто физически не успеваю в тюрьму попасть…"

От воровских татуировок Ирма отказывается – других заказов вполне хватает. Татуировка – удовольствие недешевое, цена за простейшую работу размером не больше спичечного коробка начинается от 50 долларов. Мастер говорит, что брала за большие работы и по несколько тысяч. Сейчас Ирма фактически живет и работает на две страны – она и сотрудник салона в Стамбуле, и принимает клиентов на дому в Тбилиси. Объясняет, что в Турции зарабатывает больше, да и сами турецкие клиенты отличаются от грузинских раскованностью, большей внутренней свободой:

"Они гораздо свободнее делают большие татуировки. Если в Грузии раздумывают, делать или нет или какого размера должна быть татуировка, то там единственное, что останавливает – это цена. Они гораздо позитивнее смотрят на это".

Хотя и в Грузии наблюдается прогресс, с видимым удовольствием замечает Ирма. Среди молодежи все чаще встречаются желающие украсить свое тело. Не брезгуют татуажем и люди среднего возраста, причем самого различного социального статуса. Прошло то время, когда татуировка могла послужить источником неприятностей на работе или в обществе, говорит она, добавляя, что многие удивятся, узнав, сколько и какие руководители "крутых фирм", да и вообще известные люди решились нанести на тело рисунок. Многие из этих тату – ее работа. Называть имена Ирма, естественно, не готова, конфиденциальность клиента – один из императивов ее профессии.

Внезапно наша беседа прерывается тонким детским голосом – кто-то окликает ее по имени. Это пятилетний Александре требует внимания мамы. Вернувшись, Ирма говорит, что, несмотря на возраст, сын влюблен в ее дело и готов, по крайней мере сейчас, идти по ее стопам:

"Он берет ручку и всего себя изрисовывает, делает себе татуировки. Обещал, что когда вырастет, сделает мне татуировку Спайдермена на животе. Наверное, я стану его первой татуировщицей – когда он попросит, и когда папа разрешит".

Помимо рисунков на коже, Ирма не гнушается работой и с более "прозаичными" материалами – холстом и гипсом. Она говорит, что плох тот татуировщик, который сводит свою работу к механическому переносу рисунка на кожу человека. Когда-нибудь она мечтает провести выставку своих "обычных" работ.

Впрочем, уже сейчас в самых различных точках земного шара открыты сотни ее выставок – это живые, двигающиеся, дышащие картины, – и у нее есть особое чувство ответственности за собственное творчество. Ведь каждая линия, которую она выводит на теле человека, скорее всего, останется с ним на всю жизнь.
XS
SM
MD
LG