Accessibility links

Но Счастье есть!


Нине нравится заниматься с детьми, но она приходит в отчаяние, когда видит, как они социализируются и обрастают комплексами

Нине нравится заниматься с детьми, но она приходит в отчаяние, когда видит, как они социализируются и обрастают комплексами

В последнее время могло показаться, что в Южной Осетии остались жить только политики, чиновники, президенты, экс-президенты, иногда еще и какие-нибудь депутаты. Но политический театр – это не вся полнота реальности, где-то рядом своей обычной жизнью живут нормальные люди – обычные и не совсем. Нина Губиева уже 15 лет занимается танцами и силовой аэробикой или шейпингом. И занятия спортом для нее это, прежде всего, способ менять и совершенствовать пространство души, а не тела.

"Я даже не знаю, что такое шейпинг, – пожимает плечами Нина Губиева, – я просто пришла к этому через любовь к движению, к ритму". В детстве, пока ее сверстники прикидывали, кем станут во взрослой жизни, Нина шантажировала родителей, чтобы они купили новый проигрыватель:

"Мне никогда не хотелось быть кем-то. Я хотела только танцевать, мое настроение определялось тем, как я встану перед зеркалом, включу свой проигрыватель немецкий – тогда он был очень дорогой. Я просто поставила дома условие: если мне его не купят, не буду ходить в школу. То есть если я не смогу танцевать каждое утро, то не пойду в школу".

Танец, движение стали для Нины целой вселенной со своими законами, правилами, ценностями. Она давно распознает людей по тому, как они двигаются, и даже мысленно делит их на "своих" и "чужих":

"Это очень трудно объяснить. Иногда приходит человек, двигается неправильно, но я знаю, что он мой. Вот эта неправильность мне и импонирует. А бывает и так: ну замечательно двигается человек, но он не мой. Тут многое зависит от того, какой ты внутри. Каждый человек неповторим, и если эту неповторимость человек несет всю жизнь, то он совершенен".



Стенки ее мира тонки и проницаемы – сквозь них неизбежно проникает холодный и пугающий мрак чуждой реальности. Нина ненавидит говорить о политике, поскольку в ее представлении это едва ли не самый отвратительный способ закрепощения человека:

"Политика для меня – что-то враждебное, даже страшно произносить это слово. Потому что вся боль, которая проходит по земле, мне кажется, от "политики". И слово "патриот" для меня средневековое понятие. Я просто люблю жизнь, оказывается, она такая короткая и очень простая и красивая. Мы ее осложняем, и, мне кажется, эта сложность идет оттуда, от политики. Я часто смотрю на детей – они такие естественные. А нас превращают в рабов. Когда государство больное, то и люди больные, и искусство больное".

Спрашиваю, а как приживается в ее реальности понятие Бог. "Я просто благодарю Его за то, что у меня есть, и иногда прошу немножко денег", – смеется она. У Нины было много шансов и предложений уехать из Южной Осетии, но она считает нелепостью даже саму мысль об отъезде:

"У меня недавно был реальный шанс уехать, и не один раз. На самом деле так: когда ты получаешь что-то хорошее, ты что-то теряешь. Может быть, какую-то малость, но это маленькое, может быть, очень важно для тебя".

Пару месяцев назад, оставшись без зала для занятий, Нина взяла и просто выбросила из дома практически всю мебель. И теперь все, кого она увлекла шейпингом и философией своей жизни, ходят к ней домой. Ей нравится заниматься с детьми, но она приходит в отчаяние, когда видит, как они социализируются, закрываются, обрастают комплексами:

"Я сейчас с детьми говорила, показывала им движение, ну, скажем, 20-го века. Они смеются. Они делают его, смотрят в зеркало и смеются. Они не понимают, что можно руку вот так поставить, ногу в сторону, голову откинуть. Это болезнь нашего города. Они сжатые, у них какой-то клубочек внутри. Их так трудно заставить даже просто шагать. То есть мы в такой посредственности, настолько мы в заурядности, что они даже не представляют, (а это дети!), что может быть по-другому. Что нехорошо, когда кругом все в одном тоне".

"Но Счастье есть!", – ни мгновение не сомневается Нина Губиева. – Потому что счастье – это когда каждое утро ты просыпаешься и понимаешь, что это ты сам, а не кто-то другой, со своими прекрасными привычками и работой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG