Accessibility links

Первый президент республики


Первый президент Южной Осетии Людвиг Чибиров празднует 80-летний юбилей

Первый президент Южной Осетии Людвиг Чибиров празднует 80-летний юбилей

Первый президент Южной Осетии Людвиг Чибиров празднует сегодня свой 80-летний юбилей. Накануне третий действующий президент Леонид Тибилов присвоил ему звание заслуженного деятеля науки республики Южная Осетия. Этому событию предшествовали несколько лет забвения, и лишь теперь делается попытка переоценить годы, которые республика прожила под его руководством.

После проигрыша на президентских выборах в 2001 году, когда к власти пришел Эдуард Кокойты, Людвиг Алексеевич уехал жить в Северную Осетию, и по сей день ведет там жизнь обычного пенсионера и научного сотрудника. В последние 11 лет о первом президенте на родине почти не вспоминали. Хотя вспомнить есть что. Далеко не случайно период правления Чибирова завершился его провалом. До сих люди, работавшие с главой государства, винят его сына Алексея в том, что жители Южной Осетии проголосовали на выборах против его отца. Дело в том, что Алексей стал руководить государством параллельно с отцом, используя при этом далеко не всегда законные методы, и это вызывало серьезное недовольство у людей. После выборов сын президента не желал отдавать власть, он предпринял и попытку государственного переворота, пытаясь оспорить победу Кокойты.

Затем последовали арест Алексея Чибирова и отъезд экс-президента из республики. Уезжать Людвиг не хотел, о чем с сожалением вспоминал весной этого года в интервью "Эхо Кавказа":

"Я бы остался с удовольствием, если бы мне дали возможность. Я ушел на пост президента из ректорского кресла местного университета. И когда я закончил свою президентскую деятельность, обо мне абсолютно никто не подумал. Ректором и простым преподавателем я бы уже не захотел работать, но в НИИ с удовольствием пошел бы. Ни одного предложения ни от кого я не получил и вынужден был уйти".



Вспоминая Людвига Чибирова, многие говорят, что при нем республика находилась в шаге от вхождения в состав Грузии. Сам он, напротив, считает, что его вклад в развитие государственности Южной Осетий достаточно ощутим:

"Когда я приступал к этой работе, у меня был мандраж: а вдруг со мной случится то же, что и с моими предшественниками, попросят меня: убирайся. Два раза я хотел уйти, но меня не отпустили. Проработав восемь лет, я ушел оттуда с чистой совестью. Говорю это громко. Потому что, кроме названия в начале моей работы ничего фактически не было. А после своего ухода я оставил республику – де-факто существующее государство на Юге Осетии. Если бы этого государства не было, после меня не так бы все рвались к власти и не хотели бы стать президентами. А когда уже машина была собрана, и нужно было лишь залить бензин, то захотели многие. И я очень доволен, потому что могу считать республику своим детищем".

Забвение, в котором пребывал первый президент Южной Осетии, в значительной степени явилось результатом усилий Эдуарда Кокойты, вспоминает Чибиров. Обида на преемника жива до сих пор:

"Когда он одержал победу на выборах, до инаугурации его окружили журналисты. И спросили – ваш первый указ? И он прямо заявил, что это будет указ о первом президенте: "он много поработал, и мы должны его уважать, мы – государство, мы – республика". Но эти слова остались только словами. Я получаю здесь пенсию рядового труженика РФ, никаких льгот, ни машины я не имею от республики, на которую потратил восемь самых трудных лет. В итоге я абсолютно никто для Южной Осетии. Только один раз был на праздновании республики, а там кого только не бывает".

Зато глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров за заслуги перед Осетией добавил к скромной пенсии Людвига Чибирова пять тысяч рублей. Спикер парламента Станислав Кочиев, которому довелось работать с первым президентом, говорит, что главным его достоинством была толерантность. Как минимум два раза в период его правления чуть не вспыхнула гражданская война, но ему удавалось гасить конфликты. Главным же недостатком периода правления Чибирова Кочиев называет сильное влияние окружения, которое зачастую и подводило президента. Говорит Станислав Кочиев:

"Произошла конфронтация с парламентом, вы помните. Каждый остался при своем мнении, но пусть рассудит история. Но то, что он был первым президентом, и могло быть гораздо хуже, чем при нем, вот за это ему, конечно, спасибо! Но он сам "забылся", потому что не показывал больше признаков политической жизни. Но, я полагаю, если даже его забыли, то незаслуженно. Хотя у меня были очень сложные отношения с ним, иногда доходившие до конфликта, я всегда отдавал ему должное", – говорит Станислав Кочиев.

История не знает сослагательного наклонения, а потому бессмысленно рассуждать о том, мог ли Людвиг Чибиров быть лучшим президентом Южной Осетии, чем он был на самом деле. Но и предавать забвению эту политическую фигуру нельзя, чтобы в будущем не получить куда более худшего руководителя.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG